Какой тайный смысл скрывают сказки?

Читая детям народные сказки, мы вряд ли задумываемся о скрытом смысле, заложенном в них. Лишь наблюдаем, как малыш успокаивается под ритмичное повторение знакомых строк. Поэтичная форма, воспитательное содержание привлекают нас в этом виде фольклора. Однако следует знать: сказки несут и иной, сакральный, смысл, являются носителями тайных знаний, представлений о мироздании, поддерживают связь с предками, направляют на путь роста.

В.М. Максимов, «Бабушкины сказки», 1867 г.

Лингвисты давно определили формы сказок, объяснили суть используемых приемов. Известное нам всем дублирование носит в профессиональной среде название кумуляции.

Что же такое кумуляция? Это прием повторения, накопления. Возьмем для примера «Репку». В ней сюжет будто пробуксовывает, каждый герой выполняет одинаковое действие. В таких сказках он всегда основывается на бытовой ситуации: бабка испекла колобок, звери вселяются в теремок, курочка снесла яичко. Казалось бы, развитие всегда предсказуемо, но мы ощущаем нарастание тревожности, нарастание энергии, которая приводит к взрывному финалу.

Смысл кумуляции объясняют простой тренировкой памяти. Однако большая часть произведений жанра написана вовсе не для детской аудитории. Это позже писатели адаптировали тексты для юных слушателей-читателей.

В архиве как-то обнаружила исконный вариант известной сказки «Деревянный орел». Эротический подтекст изменил смысл сказки. Совершенно очевидно, что сочинялась она вовсе не для развития малышей. Но и в ней встречаем приемы кумуляции, взаимодействие с магическими предметами. Значит, дело не только в тренировке памяти?

В. М. Васнецов, «Ковер-самолет», 1880 г.

Жанр построен на главном принципе — вере в чудо, чудесную, магическую силу. Это важно. Волшебная сказка есть не что иное, как доказательство метафизической силы, ее превосходства над логикой природы, рациональным. Указываются и предметы, аккумулирующие эту силу: волшебный гребень, скатерть-самобранка и т. д. Носителями могут быть и одушевленные герои — персонажи, наделенные необычными возможностями. Неодушевленные предметы открывают чудеса только после воздействия на них. Это может быть удар, дуновение, одевание, но чаще всего некие слова-заклинания.

Герой во время взаимодействия с магическим предметом или персонажем испытывает огромное эмоциональное напряжение, это сюжетная кульминация, значит, и произносимые слова будут наделены большой силой. Но более того, «волшебные слова» выстроены по заговорной формуле, то есть стилистически это заговоры.

Различают три вида этой формулы, используемые в сказках.

1. Форма приказа, соединенного с обращением:

«Избушка-избушка, встань к лесу задом, ко мне передом».
«Сивка-бурка, вещая каурка, встань передо мною, как лист перед травой».
«Катись-катись, яблочко, по золотому блюдечку».

2. Форма приказа, в которой обозначен желаемый магический результат:

«Протеки, река огненная, от востока до запада, до синего моря. Чтобы все войска царя страшного обожгло и опалило».
«Был мужик, стань черным дятлом».

В этой группе встречаются редкие обращения к Богу:

«Господи, было болото, сделай луга».
«Обороти, Господи, моего ключника конем. Я сяду и поеду».

3. Мечтательная. В этой группе высказываются пожелания в условной форме:

«Эх, сейчас бы трубку выкурить».
«Чтобы ты тут весь век стояла».

Сказки используют не только вкрапления, выстроенные по формуле заговора, но и многие заговорные слова, словосочетания: «На Море-Океане, на острове Буяне», «Камень Бел-горюч» и т. д.

И. Я. Билибин, «Василиса Прекрасная и белый всадник. Иллюстрация к сказке „Василиса Прекрасная“», 1900 г.

Если вернуться к кумуляции, то полезно вспомнить, что многие священные тексты содержат определенное количество повторений. Например, часто молитвы читают 3, 12, 40 раз.

Так какой же скрытой силой наделены привычные нам сказки? Быть может, это оберег, а может, сакральный смысл в сохранении кода идентичности народа?



Сохрани статью себе в соцсеть!




Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *