Как вернуть свою жизнь после родов?

Секрет женского счастья — умение вовремя перейти из одного возраста в другой, а возрастов у женщины три: дочь, жена и мать.
Борис Акунин, «Левиафан»

«Я больше не принадлежу себе», — приходят к мысли женщины, когда впервые становятся мамой. Желанный период жизни превращается в испытание на прочность. Ещё девять месяцев назад всё было иначе: карьера, увлечения, воркование с мужем до утра, шумные дружеские посиделки. И всё это меняется, когда ваш тест полосатится в руках.

Как вернуть свою жизнь после родов?

Когда вы впервые понимаете, что другая жизнь зависит сейчас от вас. Роддом, схватки, рождение, вот и все вместе: мама, папа и малыш. Здесь женщину ждут открытия, о которых не предупреждали в школе беременных, промолчали мама и опытные подруги. Здравствуйте, испытания!

Моя история из жизни не была исключением. Первая беременность оборвалась в первом триместре. Мне потребовалось 5 мучительных месяцев, чтобы вопреки всем рекомендациям врачей снова забеременеть.

Две полоски на тесте обнадеживали, что в этот раз всё будет хорошо, но вместе с тем страх внутри бился дикой птицей, запечатанной в клетке. Я стала суеверно молчать, не разделяя радости с близкими людьми от распирающего меня внутри счастья.

Первую половину беременности мне было физически плохо. Меня тошнило, рвало по несколько раз в день. Я ела только огурцы, яблоки и грейпфруты. Лежала под капельницами в перерывах между работой для восполнения водно-солевого баланса. И колола препараты, разжижающие кровь.

Во избежание неблагоприятных последствий от переутомления на работе я на пятом месяце ушла в декрет. Токсикоз спадал, но непомерно быстро рос живот. И врачи вновь засуетились, поставив диагноз «многоводие». Добавили новые препараты и капельницы. Просили ограничить себя в движениях, рекомендовали соблюдать диету и настаивали на еженедельных обследованиях. Моя жизнь превратилась в график посещения больницы с приемом лекарств и возлежанием на диване.

К 30-й неделе беременности я выглядела, будто у меня двойня и время рожать. Я спала по 4 часа в сутки, мне было неудобно, затекали ноги. Даже по квартире я передвигалась с трудом. Из-за многоводия я не чувствовала шевеления малыша, что добавляло нервозности и так к нелёгкому ожиданию.

На 34-й неделе лечащий врач предложил госпитализироваться для наблюдения, а уже на третий день передо мной встал вопрос родоразрешения. Доктора, напоминая предыдущий опыт, склоняли к кесареву сечению. И я сдалась, не подозревая, сколько трудностей нас с малышом ждет впереди.

Роды прошли благополучно. Ребенка увезли в детскую реанимацию, где он провел 10 дней. Я увидела своего пупса только на вторые сутки от его рождения. В отделении молодые мамы знакомились со своими малышами, делились впечатлениями от произошедшего чуда. На телефон сыпались поздравления. А мне еще нечему было радоваться, я опять боялась за жизнь ребенка, врачи только пожимали плечами.

10 дней казались вечностью, я плакала, молилась и сходила с ума, блуждая по холодным коридорам больницы, чтобы только ни с кем не разговаривать. Вместе с тревогой за новорожденного я ругала себя за свой выбор родоразрешения. Я не чувствовала себя матерью, я родила не сама. Несмотря на адскую боль от операции, я занималась бесконечным самобичеванием.

Когда мне принесли долгожданный сверточек, начался процесс налаживания отношений с малышом. Он был слаб, отказывался брать грудь. Приходилось сцеживать и кормить из бутылочки. Врачи предупредили, что возможны неблагоприятные последствия для ребенка от раннего появления и задержки дыхания при рождении. Так мы провели еще неделю под наблюдением.

Когда неонатологи стали уверены, что мы справимся, нас выписали.

«Наконец-то мы дома!» — радовалась я, переступая порог. И для меня начался новый забег с препятствиям.

Я кормила каждые 3 часа, просыпаясь ночью по будильнику, потому что педиатр и неонатологи дали такие инструкции по кормлению недоношенного ребенка. С утра я мыла полы, к обеду к нам через день приходили врачи из поликлиники и приглашенные узкие специалисты. Месяц мы не выходили на улицу, так как зимой во избежание охлаждения не советовали гулять с новорожденным, опять по причине недоношенности.

Я испытывала чувство неполноценности. «Недомать», — витало у меня в голове. И я компенсировала боль гиперопекой своего чада. Всё, чем я занималась на протяжении суток — это был уход за ребенком. Я не отдыхала, ночью проверяла дыхание. Мое питание было ограничено по причине кормления грудью, которое тоже, в свою очередь, давалось нам обоим тяжело. Одна знакомая, услышав об этом, посоветовала не мучиться, а перевести малыша на искусственное питание. Но для меня это было недопустимо, так как только так я хоть как-то чувствовала свою причастность к рождению.

Об этом никто не предупреждал. Никто не говорил о тех чувствах и трудностях, которые я буду испытывать. Возможно, оттого, что ни у кого из моих знакомых не было такого опыта. Тогда я почувствовала, что потеряла себя в заботах о младенце.

Так прошло 4 месяца. Уже не передергивало от слова «мамочка» при обращении ко мне. Осознала, что мило улыбающийся карапуз с ямочками на щеках у молодой ухоженной женщины на коленках, святящейся счастьем — это реклама подгузников и баночек с детским питанием.

В 6 утра я вскакивала с кровати, без возможности полежать. Малыш истошно кричал, время кормить. Я хватала его, и мы неслись в другую комнату, чтобы супруг мог еще немного поспать перед началом рабочего дня. От заботы о себе оставалась только чистка зубов два раза в сутки. А год назад ведь всё было не так: я вставала, потягивалась, не торопясь шла в ванную, потом на кухню пить чай с бутербродом.

Один день мне врезался в память, так как именно тогда я поняла: пора что-то менять.

В то утро было всё, как обычно. Я подскочила в 6 ч. За 10 минут собрала младенца на прогулку. Взяла комплект сосок, одежды на случай похолодания, потепления и внезапного дождя, бутылочку с водой. Запрыгнула в спортивный костюм. Спустила коляску с малышом со второго этажа хрущевки, где мы жили. И быстрым шагом отправилась на прогулку. «А ведь ещё недавно я тоже в изящно сидящем на мне платье или костюме шла на работу», — смотрела я на девушек, проходящих мимо.

7−30 утра, город только просыпается, люди спешат по делам. А я гуляла по терренкуру с коляской, толкая её вверх в затяжной подъем, отчего уже вторую неделю болели запястья.

Второпях я не успела позавтракать. Мысли на пустой не выспавшийся желудок не самые радостные, пусть даже ты идешь по красивой части города с долгожданным ребенком.

Мимо проезжали велосипедисты, вверх и вниз пробегали профессиональные спортсмены и любители бега по утрам. Пожилые люди смешно семенили с палками в скандинавской ходьбе. Я остановилась на мостике через горную речку и заплакала.

«Я потеряла себя. Кто я? Тётка в трико с коляской, и это всё?» — разворачивался диалог внутри. Мне было стыдно, что кто-то заметит меня в таком состоянии. Я оперлась на перила, опустив голову, прикрыла длинными волосами лицо и продолжила плакать.

Год назад я работала. Я с удовольствием наряжалась в платья, подолгу прихорашивалась перед зеркалом. Бегала по вечерам по терренкуру. Ходила в спортивный клуб неподалеку от дома. Читала книги в свободное время. Ложилась спать, когда хотела. На выходных мы валялись с супругом в кровати, смотрели фильмы, уезжали с ночёвкой в горы. Я виделась с друзьями и приятелями, ездила к родителям в гости в другой город. У меня была разнообразная жизнь, интересы и я.

А что сейчас? Теперь, когда у меня есть любимый долгожданный малыш, я стою на улице и лью слёзы.

Что это со мной? Я думаю, это рубеж, к которому я давно подобралась и не могла перешагнуть. Словно лента конвейера меня подталкивает уже в следующий отсек, а я зацепилась за торчащий гвоздик и не продвигаюсь дальше.

До рождения ребенка ось жизни крутилась вокруг меня: родители, супруг, друзья, коллеги, хобби, работа, спорт. Мысль о предстоящем материнстве радовала. И картинки счастливых семей с малышом отзывались во мне чувством «хочу».

На деле вышло иначе. Я переживала, что волшебства не происходит, а забота о младенце тяготила меня. Ось сместилась в центр ребенка, и вот уже я не кукловод своего театра, а марионетка.

Маленький человечек, зависимый от моих действий, словно тянул меня за невидимые ниточки. И я выполняла чужие для себя действия. Быт полностью поглотил меня. В прошлой жизни я оперативно управлялась со всем. Работа, отношения, дополнительное образование, дом — я легко жонглировала различными сферами жизни, как мячиками. А теперь я участвовала в забеге по горной местности с орденом Иуды на шее. Много потраченных усилий, а результата с присущим ему чувством удовлетворения нет.

Я не развивалась. Не занималась спортом. Не ходила в гости и даже отказывала в посещениях друзьям. Строгое расписание сна и бодрствования, беспокойство за неокрепший иммунитет крохи поддерживали во мне веру, что сейчас жизнь не для меня, а ради него. Круг моих обязанностей и интересов замкнулся на ребенке.

Я бесконечно оправдывалась мысленно перед родными, мужем, знакомыми, педиатром и даже прохожими. «Я хорошая мать». Я готовлю еду мужу и отдельно себе, чтобы у малыша не было проблем с животиком. Я стираю вещи и глажу. Я кипячу баночки и соски. Я гуляю с ребенком 2 раза по 2 часа в день. Я делаю грудничковый массаж и гимнастику малышу. Я читаю ему вслух и пою песни. Рассказываю «Айболита» наизусть. Мою полы каждый день, а пыль протираю возле кроватки дважды в сутки. Телевизор мы не смотрим, невропатолог не советовал.

Я хорошая, вот только отчего-то мне плохо.

Малыш заплакал: «Я тут, мой милый. Кушать? Будем играть? Ты хочешь, чтобы я почитала?» И я кормила, играла, читала, купала, меняла подгузники.

За эти 4 месяца материнства я ничего не сделала для себя. Я не закрывала свои базовые потребности сна, питания, отдыха, общения. О том, чтобы пойти в кафе, в магазин за покупками для себя или посмотреть телевизор, не было и мысли. Это казалось преступлением, возможно, на фоне того, что мы пережили в больнице. И не было никого рядом, кто смог бы со мной поговорить об этом, понять, поддержать, подсказать, как надо.

Теперь я стояла и ревела на улице. Марионетка и кукловод в одном лице. И зрители в первом ряду — несчастны.

Я вытерла слёзы. Достала телефон и написала в заметках слова благодарности судьбе за счастье быть матерью, так как помнила предыдущий опыт, который ещё ныл в груди. Я поняла, что выбрала неверный путь материнства. Тот момент, когда пора вытащить мешающий гвоздь из той самой ленты, которая несет меня дальше. Перешагнуть рубеж от придуманной картинки к настоящей. Осознать уже: Я — МАМА, я живая, я имею право на жизнь и радость, пусть даже я не прошла естественный процесс родов.

Неконтролируемые слёзы не от счастья — повод задуматься, что где-то я допустила ошибку. Я приняла факт, что как было до рождения малыша, уже не будет. Мне нужны перемены. Я могу вернуть себе себя и принять новую роль.

«Секрет женского счастья — умение вовремя перейти из одного возраста в другой, а возрастов у женщины три: дочь, жена и мать». Борис Акунин, «Левиафан».

Процесс возвращения был долгим, и вернулась я не к исходной версии себя, а к лучшей.

Первое, что я сделала, когда пришла домой — позволила себе прилечь на дневной сон с малышом и поспать 40 минут. Не делать уборку, а просто поспать.

Ко второй прогулке я накрасилась, надела платье. Спортивную одежду я носила только в утренние прогулки, на которых я стала заниматься спортом на специально отведенных площадках. И это стало моим правилом: спортивная одежда — только для занятий спортом. Платья, юбки, брюки — для прогулок.

Я возобновила чтение. Смотрела вебинары по саморазвитию, где определила, что мне нравится писать. Так полетели заметки в блокнот телефона, иногда смело выскакивая на страницы в социальных сетях.

По вечерам с супругом мы смотрели фильмы. На выходных я оставляла ребенка на пару часов маме мужа и убегала на прогулку или по магазинам. Иногда мы семьей выезжали за город. Ещё через пару месяцев я решилась слетать к родителям в другой город.

Таяние ледника, как весна в умеренных широтах, было постепенным, с затяжными лужами и грязью. Теперь я радовалась тому, что стала мамой. Я приняла ситуацию, что роды прошли не естественным путем, и это неважно. А важно то, что всё благополучно завершилось для нас с ребенком, что мы живы. И впереди нас ждёт столько совместных удивительных открытий.

Вывод, к которому я пришла, помог мне в следующей скорой беременности.

  • Не вариться в своих переживаниями в одиночку.
  • Не нужно себя «наказывать» за то, что, кажется, пошло не так, ваше мнение на ситуацию субъективно.
  • Окружите себя заботой, только вы тот человек, который может о себе позаботиться сам.
  • Побольше отдыхайте и делайте то, что вам нравится. Гуляйте, занимайтесь спортом, общайтесь с приятными людьми. Читайте, развивайтесь, вспомните о любимых хобби или ищите что-то новое.

Не кладите себя, как жертву, на алтарь материнства. Ребенку не нужна ваша жертва, ему нужны счастливые родители.



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *