Для чего нужно ведро с треугольным днищем на пожарном щите?

Иногда посмотришь на что-нибудь — и вроде совсем случайно возникают непонятные ассоциации. Вот скажите мне, разве может вызвать улыбку простой пожарный щит? Самый обычный, с багром и топорами, огнетушителями, песком и вёдрами? Главное — с вёдрами! А потом память услужливо подсказывает какой-то случай, историю из жизни, которая давно забылась, растворившись в сознании, а вот — надо же тебе… Выплыла!

Для чего нужно ведро с треугольным днищем на пожарном щите?

Главное — вёдра были правильные, в виде треугольного конуса, покрашенные, как и всё остальное, замечательной пожарной красной краской. Глаз не оторвать, красота — да и только!

Интересно, что подобные щиты без присмотра обычно потихонечку разукомплектовывают всякие мало сознательные товарищи и граждане, сам видел неоднократно.

Первыми жертвами в неравной схватке с похитителями становятся топоры. Потом огнетушители, особенно, если они углекислотные. Тут поневоле на автомобилистов подумать не грех. Последними боевую вахту продолжают нести в одиночестве багры и вот такие чудесные треугольные вёдра.

Я раньше думал, что их такими делают специально, чтобы не украли. Кому они такие в хозяйстве могут пригодиться? Только фокусникам-иллюзионистам. Их и на землю-то не поставишь, упадут сразу. Они же без обычного плоского дна.

Оказывается, в их своеобразной форме скрыт оправданный и очень определённый смысл, тем более, такие вёдра на пожарных щитах щитах я видел во многих странах.

  • Такое коническое ведро гораздо быстрее наполняется водой, если им зачерпывать воду из водоёма или колодца.

Пока обычное ведро плюхнется на поверхность воды, пока завалится на бок, как бы в ленивом раздумье… А тут дорога каждая секунда! Да и корочку льда пробивать остриём ведра сподручнее, не нужен никакой дополнительный инструмент.

Особенно всё это актуально в сельской местности. Везде, даже в Африке. Хотя замёрзших водоёмов там поменьше, но зато у них крокодилы водятся. Их же надо чем-то отгонять? Вот и пригодится остриё.

Но это всё предыстория… А сама история произошла в начале 70-х годов. В армии тогда не только нынешнего сложно произносимого аутсорсинга ещё и в помине не было, но и многого чего другого. Даже перечислять не хочется.

Но вот тяготы и лишения воинской службы были, точно помню. Дисциплина, не всегда показательная, конечно, но была и соблюдалась неукоснительно. А также в каждой роте, помимо всего прочего, имелся старшина роты.

У нас это был прапорщик Клименко. Хороший мужик! А старшина роты для солдата срочной службы — это вроде отца-матери в одном лице, почти Бог. На нём всё хозяйство. Он заботится о пропитании роты, о бане, о смене белья, в конце-то концов.

И не просто так, по-пацански, типа: «Сегодня у нас смена белья. Первый взвод меняется со вторым», — а всё по-взрослому, на самом деле. Но не будет же старшина пересчитывать и складировать всё это грустно пахнущее хозяйство, типа портянок, самолично. Для этого в роте существует каптёрщик, его помощник, назначенный из солдат срочной службы.

Должность эта — привилегированная во многих отношениях. Почти как у повара. Ни тебе нарядов, ни боевых дежурств, ни подъёмов с отбоями. Свой распорядок дня. Потому что каптёрщик приближён к самому солдатскому Богу, к старшине. Помогает ему, портянки и нижнее бельё пересчитывает. А самое главное — у каптёрщика есть своё помещение, каптёрка, его неприкосновенное личное пространство, где он и прячется успешно от тягот и лишений службы.

Попадают туда без всякого конкурса, по личному предпочтению старшины. Бывают, наверное, и нормальные ребята, но я, честно, о таких редких случаях не слышал. А поскольку каптёрщик — лицо в роте «богоизбранное», то и держится он соответственно, взирая свысока из Олимпа своей каптёрки на окружающих и тихонько их презирая. А если уж он от рождения скандальный и вредный, то тогда, рота, держись! Ухо-то старшины — всегда рядом.

В нашей роте каптёрщиком был азербайджанец Агаев, долговязый такой и нескладный. По-русски он говорил и понимал плохо, это хорошо было видно, когда он начинал приставать к молодым бойцам по любому поводу. К нормальной воинской службе с боевым дежурством сам он был не пригоден по причине не очень развитого интеллекта, но всё это компенсировалось его природным нахрапом и небывалой наглостью.

Главным грехом, с точки зрения Агаева, если даже не воинским преступлением, являлись случаи снятия кем-нибудь вёдер с пожарного щита. Вёдра там у нас были самые обыкновенные, просто покрашенные красной краской. Такое часто практиковалось из-за отсутствия другой какой посудины. Аутсорсинга же тогда не было, а необходимость в мытье полов и чистке картошки была всегда. Причём это же армия! Всё это надо было делать быстро, беспрекословно и в срок, вот и приходилось проявлять солдатскую смекалку.

Любимым занятием Агаева стало выявление нарушителей. Приходилось даже жалеть, что он не подслеповатый дальтоник. Даже в сумерках ему удавалось разглядеть фигуру очередного «нарядчика», склонившегося где-нибудь в тёмном подвале за чисткой картошки над красным ведром.

Никак Агаеву не удавалось переломить ситуацию в свою пользу. Старшина уже сам, видя подобный фанатизм, посоветовал Агаеву умерить пыл и не настраивать бойцов против себя. Даже привёз как-то в роту пару вёдер. Мол, не будет дефицита в вёдрах — и не будет никто покушаться на пожарный щит. Да и не страшно, ведро ведь всегда возвращалось назад.

Но Агаев уже включился в борьбу и спрятал для сохранности новые вёдра у себя в каптёрке под кипой старых ватников и шинелей. А чтобы совсем неповадно было никому брать вёдра со щита, Агаев напряг мозги и придумал гениальное решение.

Взял большой гвоздь-сотку, молоток и продырявил оба пожарных ведра. Всё… Посмотрел на дело рук своих и для надежности приколотил вёдра к самому щиту.

Звонкие литавры и гром победы Агаев уже явно предвкушал, ожидая похвалу старшины. Но тот торопился вечером и не стал слушать своего верного помощника. И без того много было дел: назавтра комиссия приезжала с очередной поверкой боевой готовности части.

…Ох, и орал же командир части на бедного старшину, когда проверяющие обнаружили полностью укомплектованный пожарный щит, но с изрешечёнными вёдрами, наглухо прибитыми к щиту!

К сожалению, по юности я некоторых выражений тогда ещё и не слыхивал, не силён был в могучем русском языке, а записать нечем было… Что-то такое про солдатскую смекалку, но совсем уж в негативном плане. Повторить по памяти даже сейчас не решаюсь, вдруг дамы прочитают. Да и дети могут услышать, а им до армии ещё далеко, хоть она теперь и с аутсорсингом…

Агаев тоже тогда, наверное, ничего в свой родной язык из этих тирад не почерпнул. Он с первыми раскатами божественного грома спрятался в каптёрке под слоем шинелей и грязного белья, прикрыв для надёжности голову сразу двумя вёдрами. Обычными, безо всякой пожарной раскраски…



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *