Незаменимых нет? Или…

Очень многие начальники уверены, что незаменимых людей нет. В самом деле, любого, даже самого крутого, спеца можно заменить другим, который будет работать не хуже того «супера». Будет ли? Можно сказать, что «незаменимых вообще» специалистов и впрямь нету, но иногда, когда увольняется вроде бы незначительный работник, восстанавливать то, что рушится после его ухода, приходится долго, сложно и дорого.

Незаменимых нет? Или...

Работа настоящего мастера кажется игрой. Мне как-то на вещевом рынке довелось наблюдать работу мастера. Он из осколков стекла при помощи газовой горелки на заказ делал и продавал стеклянные фигурки животных. Вот подходит мальчик и просит олененка. Мастер берет осколок бутылки коричневого стекла, подносит к пламени… Несколько выверенных движений, несколько легких прикосновений специальными инструментами — и получилось туловище, ножки, головка.

Далее брались кусочки стекла другого цвета и на туловище появлялись пятнышки, хвостик, на голове — глаза. Еще чуть-чуть подождать, пока остынет — и мастер передавал готовую игрушку ребенку и брал у родителей положенную плату.

Я прилип к этому лотку больше чем на час. Уж больно все получалось легко и просто. Зайчики, оленятки, белочки, лисички… Разные игрушки разных размеров, но все красивые — и даже в глазах у них что-то проблескивало, будто и впрямь живые.

На следующие выходные я снова пришел туда же. За главного сидел парень, который в прошлую субботу помогал мастеру. Он старался как мог. Но работа шла медленно, игрушки были не такие красивые, если вовсе похожие на то, что заказали. И даже пару раз он ломал их, пытаясь выгнуть уже слишком охладившееся стекло. В общем — отличное доказательство того, что если работа мастера даже со стороны выглядит красиво, это вовсе не означает, что ее просто сделать.

Увы, начальство часто этого не понимает. Один мой знакомый устроился на работу. Платили неплохо, но почти все было «персональные надбавки за важность выполняемого проекта». Сам оклад был меньше 20 тысяч. Знакомого это не остановило, ибо общая сумма в месяц выходила втрое больше.

Ему поручили сделать некую программу управления прибором. Когда он написал оболочку и согласовал ее с начальством, то выяснилось, что сама оболочка — ничто. Дело в том, что в приборе, которым должна была управлять данная программа, была деталь, некая электронная лампа, которая обеспечивала работоспособность прибора. Эта лампа была очень дорогой. Да к тому же — крайне чувствительной к командам оператора. Проще говоря, если оператор сначала прикажет запустить прибор, а потом, пока прибор еще не запущен, прикажет все вернуть обратно, то дорогое оборудование просто портилось.

Задача программы включения/выключения была именно в том, чтобы оператор никак не мог сжечь прибор — по глупости ли, или из-за пакостности.

Прибор состоял из нескольких компьютеров, узлов локальной сети. По локалке от узла к узлу перекачивались десятки мегабайт данных в секунду. Надо было обеспечить синхронизацию разных процессов в единое целое.

Увы, спокойный характер моего друга был воспринят новым начальством за слабость, если не за трусость. Тем более что ситуация с ПО была неоднозначна. Вначале программы пытались написать силами «своих» программистов, было потрачено весьма много времени, но у «своих» просто не хватало квалификации. Пришлось позвать «чужого», которого сходу стали считать «чужаком».

Сделанную героем повествования программу, после того как она заработала, передали «своим», а ему перебросили новое задание — в течение месяца выполнить еще одну программу. Тут заготовка уже была. Одна беда — изображение, созданное программой, мерцало. Этот дефект «свои» программисты пытались исправить уже год, но не получалось. Через месяц слегка переделанная программа заработала. Впереди замаячила успешная сдача проекта и обещанная огромная премия. Ну, как делиться этой премией с пришлым и чужим программером?

Его вызвали к начальству, объявили «непатриотом» и предупредили, что за его непатриотизм из его реальной зарплаты убирают все надбавки, при этом из его 60 т. р. остаются меньше 20 т. р. Правда, добавили, что если он достаточно униженно попросит его простить и повинится во всем ему инкриминируемом, то вполне возможно, хотя и не обязательно, что его могут простить и оставить ему его деньги. Он тут же нашел другое место работы и перешел туда.

На его место поставили двоих «своих», которые, как ему вскоре было сообщено по телефону, ускорили работу программы вдвое…

Он не стал объяснять, что программа могла работать в сто раз быстрее, в ней специально был поставлен замедлитель. И замедление было тщательно просчитано. Если хоть чуть-чуть ускорить программу, то при полной нагрузке локальная сеть повисала. Из-за того, что ее единственный хаб не справлялся с нагрузкой. Но поймать причину зависания многопроцессорной системы можно было только на полностью нагруженной модели. И было по силам это обнаружить только настоящему специалисту.

Наш герой сдержался и передал тем «героям» свои поздравления, но не стал предупреждать, что их успех может только обеспечить им большие неприятности во время эксплуатации. Если им охота угробить работающий прибор — они имеют на это полное право.

Он не был незаменимым, но…



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *