Как встречали Покров наши предки?

Осень считается порой свадеб. Хлеб с полей уже убрали, основные сельхозработы позади, теперь можно задуматься и о личной жизни. Любой осенний денек подходит для проведения бракосочетания. Но есть среди них такой, к которому с давних времен люди стремились приурочить это торжество. Этот день, отмечаемый 1/14 октября, — Покров Пресвятой Богородицы.

Как встречали Покров наши предки?

Дионисий, роспись собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря «Покров Богоматери», 1502 г.

В 910 году именно в этот день в Константинопольской обители Матерь Божья явилась юродивому Андрею и его ученику Епифанию. Она накрыла их белым покрывалом с молитвой о спасении мира от бед и страданий. Идея покровительства Божьей Матери всему люду и стала сутью праздника Покрова. Если уж Богородица покровительствует всем живущим на Земле, то, конечно, она оберегает и вступающих в брак. Вот почему Покров считают покровителем свадеб.

К нам пришел, уж стоит на пороге
Благодатный день Покрова.
Взглядом грустным, заботливым, строгим
Богоматерь встречает нас с Богом, тех душа, чья верой полна.

Мы в молитве к тебе прибегаем,
Вопием о защите твоей.
Ты укрой нас спасительным краем,
Под Покров собери всех людей.

Мы к тебе, О Пречистая Дева,
В светлый праздник с поклоном спешим.
Пред иконой склоняя колени
По душам мы с Тобой говорим.

Путь на жизненной сложной дороге
Полон терней, преград и потерь.
На Тебя уповаю по Господе Боге,
Будь поддержкой, защитой моей!

Первый выпавший чистый снежок тонким слоем покрывал землю, словно воздушной фатой — покрывалом невесты.

— Батюшка Покров! — выглянув из окошка покосившейся избы и глядя на кружащиеся по воздуху будто в хороводе снежинки, весело сказала Аксинья. — Покрой землю снежком, меня, молоду, платком!

— Бел снег землю покрывает, — послышался за спиной Аксиньи высокий мелодичный девичий голос, — не меня ли, молоду, замуж снаряжает?!

При этих словах горница наполнилась заливистым смехом. Девки на мгновенье побросали работу, отложив прялки, и звонко наперебой затрещали, обсуждая, кто первый под венец пойдет.

— Кто, кто, — медленно протянула Милания, курносая, разбитная деваха, сжимая в руках моток пряжи, — знамо кто! — девка кивнула в сторону Аксиньи и лукаво подмигнула собеседницам. — За конюха, за Авдюшку! — хохотнула сплетница, кося глаза на Авдея.

Молодой хлопец стушевался, понурив голову, делая вид, что увлечен работой.

— А что, — подхватили юноши, — Авдей у нас парень что надо!

— Ага, — похлопал по плечу растерявшегося Авдюшку здоровый рослый детина, — жених завидный! — продолжил здоровяк, нахваливая приятеля — Во, смотри, Аксинья, какие лапти сплел! — говоривший взял из рук друга только что сплетенные лапти и подал их девке.

— Да на что мне ваши лапти сдались? — вспылила девица, выхватив из рук здоровяка ладные лапоточки и отшвырнув их в дальний угол избы. — И Авдей мне ваш не нужен! — недовольно хмыкнула Аксинья, грозно сдвинув черные как смоль брови.

Знала девка, что конюх давно глаз на нее положил, но ждала жениха повиднее, позавиднее. «А что Авдей. Ну конюх хороший, ну видный, статный хлопец. Да что толку? Ни дома, ни хозяйства своего нету!»

— Тоже мне, женишок выискался! — раздражительно бросила девка, вперив гневный взгляд прекрасных синих, словно морская волна, глаз на конюха. — Только и умеет, что лапти плести! — при этих словах девица зашлась хохотом.

Следом за ней со смеху прыснули и остальные девки. Не выдержав насмешек, Авдей подскочил словно ужаленный и опрометью бросился вон из избы.

— Эх дура ты, Аксинья, — пробасил все тот же здоровяк, — коса у тебя длинна, а ум короток. Зря ты Авдюшку обидела, ведь лучшего жениха тебе не сыскать!

— Ага!

— Ага! — в подтверждение сказанного, хлопцы с девками закивали головами.

— Не сыскать? — удивленно округлила глаза Аксинья. — А вот возьму, да и найду! — девица обиженно надула алые губки. — Вот поеду с родителями на Покровскую ярмарку, так там целую кучу женихов себе найду, — строптиво топнула ногой Аксинья.

— Перебирай, перебирай, девка, — хмыкнул здоровяк, — а все одно лучше Авдюшки не сыщешь!

— Да ладно вам, — встряла в словесную перепалку Милания, пытаясь успокоить друзей, — не гоже на посиделках свару устраивать. Давайте лучше веселиться! — девица лучезарно улыбнулась, одарив окружающих белоснежной улыбкой. — Весело Покров проведешь, — обратилась Милания к подружкам, — дружка найдешь! — она лукаво подмигнула собравшимся и завела развеселую песню, пустившись в безудержный пляс:

— Скоро, девушки, Покров,
Скоро нам гуляночка,
Скоро-скоро заиграет
Милого тальяночка.

Вмиг девицы вскочили с лавок и, звонко выстукивая каблучками, задорно закружились по небольшой комнате:

— Кабы не было погоды,
Не кружил бы белый снег.
Кабы не было милова,
Не пошла б в беседу ввек!

— стройным хором выводили девушки под свист и хлопанье в ладоши молодых парней.

На следующее утро семья Аксиньи собралась ехать на Покровскую ярмарку:

— Ну что, мать, — обратился к жене Петр, — пора дочку замуж отдавать! — мужик ухмыльнулся в густые моржовые усы. — Вот поедем в город — приданного накупим, да на местных женихов посмотрим! — мужчина довольно крякнул, глядя на дочь. «Да разве ж с такой красотищей в девках засидишься?»

И правда, Аксинья была чудо как хороша: густые темные волосы, заплетенные в тугую длинную косу, румянец во всю щеку и веер пушистых черных ресниц, обрамляющий огромные синие глазищи.

— А не рано ли? — запричитала мать девушки, дородная тетка в ярком цветастом платке.

— В самый раз! — Петр грозно зыркнул на голосящую бабу. — А то что ей в девках киснуть!

При этих словах щеки девицы зардели, вспыхнув алым цветом.

«Вот найду себе жениха красивого, молодого, богатого! — думала Аксинья. — Так все в селе от зависти умрут. Будут знать, как Авдея мне сватать!»

Долго тянуть с выполнением задуманного не стали. В торговом ряду остановились возле лавки с перинами. Стали одеяла и подушки рассматривать:

— На гусином аль на лебяжьем пуху? — придирчиво осматривая товар прогудел Петр.

— Есть и на гусином, есть и на лебяжьем! — заискивающим тоном начала нахваливать свой товар торговка. — А вы, чай, приданое покупаете? — длинноносая разбитная бабенка покосилась на Аксинью. — Хороша девка! — причмокнула торговка тонкими губами. — У меня как раз сынок имеется — парень что надо. Первейший красавец в округе, — стала расхваливать своего сына тетка. — Так может, как говорится, ваш товар — наш купец? — торговка звонко хлопнула в ладоши.

— Ну что? — задумчиво протянул Петр. — Люди, я вижу, вы порядочные, зажиточные, — мужик беглым взглядом окинул товар на прилавке, мысленно подсчитывая, какого достатка семья.

— А вот и мой Василий, — зычный голос новоиспеченной знакомой вывел мужчину из оцепенения.

При этих словах в торговом ряду появился высокий статный белокурый юноша.

«Хорош!» — про себя отметила Аксинья, застенчиво опустив взгляд и тайком из-под густых черных ресниц поглядывая на писаного красавца. Василий приблизился к матери и обнял ее за плечи:

— Ну вот, Вася, — женщина погладила сына по кудрявой голове, — я тебе невесту присмотрела.

— Ну, мама, — промямлил юноша, отталкивая руку матери, — что вы делаете, всю прическу мне испортили, — парень быстро вытащил из кармана небольшое зеркало и стал придирчиво оглядывать свое отражение. — Так и есть — испортили! — Василий взял частый гребень и начал усердно причесывать сбившиеся кудри.

Закончив наводить марафет, юноша взял у мамки рубль и со словами: «Пойду, сластей себе куплю!» — удалился прочь, оставив позади себя оторопевших покупателей.

— Э-э-э нет, — вспылила Аксинья, — мне такой жених не нужен! — обиженная тем, что парень даже и не взглянул на нее, девка сердито топнула ногой. — Он только и может, что перед зеркалом крутиться, да волосы чесать.

«То ли дело мой Авдюшка! — мысли девицы унесли ее к конюху. — Только на меня и смотрит. Да такими глазами влюбленными. Во какой муж мне нужен!»

Так и не договорившись о сватовстве с торговкой, семья девки двинулась дальше. Остановились возле прилавка с кренделями да пышками.

— Ой, папенька, — глаза Аксиньи загорелись при виде большого сдобного рогалика с маком, — купи, купи! — девушка стала дергать отца за рукав.

— Да такую девицу я и угостить рад! — толстощекий продавец с курносым носом протянул девушке сдобу, одарив ее приветливой улыбкой.

— Э-э-э нет, — заупрямился Петр, — так дело не пойдет. Сколько за рогалик должны?

— Да нисколько, — обиделся толстяк, — я ж от чистого сердца. К тому же, папаша, может, вам зять нужен? — улыбаясь во все тридцать два зуба, полюбопытствовал здоровяк. — Так я завсегда к такой дивчине посвататься готов. Только скажите, когда сватов засылать?

— От ты шустрый какой! — Петр взял рогалик из рук продавца и протянул его оторопевшей от такой неожиданности Аксинье.

— Да вы, папаша, ничего такого не подумайте, я не беден, — затараторил толстяк, пытаясь выставить себя как можно в лучшем свете. — У меня пекарня своя имеется. Будем с вашей дочкой жить, кренделя да булки печь. А в торговые дни на ярмарку их носить.

— Э-э-э нет, — зашептала на ухо отцу Аксинья, — я за него замуж не пойду! Вот еще — целыми днями у печи стоять и булки печь, — хмыкнула девка, — да поди он сам все булки и съедает! — кивнула она на огромный живот здоровяка.

«Вот мой Авдей не такой — стройный, статный. С ним мне работать не придется. Он сам говорил! — вспомнила девица ухаживания конюха, как он цветы ей носил и яблоками угощал. — А этот что, только булкой побаловать и может!»

Не сговорившись и с этим женихом, двинулись дальше. Долго бродили по торговым рядам, всего накупили. Уж и время домой возвращаться подошло. Напоследок к прилавку с разными тканями, да платками подошли.

Присмотрела Аксинья себе ткань на юбку — красную, нарядную. Вот только цена завысокой оказалась. Торговаться начали. А купец — мужик средних лет с косматой бородой веником — возьми да и скажи:

— Вот отдали бы, дядько, свою дочь за меня, так я б все шелка, все платки к ее ногам бросил бы.

— А что, дочка, — обрадовался Петр, с восторгом разглядывая дорогой текстиль, — пойдешь замуж за купца?

— Соглашайся, доченька, — поддакнула мать, — всю жизнь барышней наряженной ходить будешь.

— Да вы что, — ахнула Аксинья, скосив глаз на торговца, — он же старик. Не пойду за него!

«То ли дело мой Авдюшка — молодой, красивый!»

— Может, хватит, Аксинья, женихами перебирать. И тот тебе не тот, и этот! — взбеленился Петр. — Этак и в девках остаться можно. Коли Покров не покроет, не покроет и Рождество! — грозно сдвинул брови мужик. — Вот пойдешь за купца замуж и край!

— Да есть у меня жених, — топнула ногой Аксинья, — конюх Авдюшка! — выпалила в сердцах девушка, поняв, наконец-то, что лучше пары ей не найти.



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *