Сколько ненужных действий мы совершаем? Рутина работяги

Цивилизация — это часто не более чем доведение простых и понятных действий до абсурда.

Сколько ненужных действий мы совершаем? Рутина работяги

— Смельчаков, зайди к начальнику отдела, — сквозь сонную рутину рабочего дня, как сквозь густой, непролазный туман, услышал Смельчаков.

Он неторопливо встал, все еще просыпаясь от сонной одури, царившей в отделе, поправил выбившуюся из брюк за время сидения рубашку и медленно направился к кабинету начальника отдела сбыта.

— Смельчаков, — начал начальник, а вернее начальница Ольга Александровна, деревенская тетка с бойким характером и неунывающим выражением на простом лице. — Надо бы «канцелярии» в отдел прикупить. Ручек там, карандашей разных, — произнесла с характерным говором Ольга Александровна, не отрывая взгляда от какого-то отчета на столе. — Напиши, пожалуйста, список и принеси мне на подпись.

Егор Смельчаков работал в отделе сбыта довольно крупного, по местным меркам, завода вторую неделю. До этого он тихо и уютно проживал в своем родном городе, зарабатывая на жизнь в качестве учителя местной школы. Но условия изменились и им с женой пришлось переехать в областной центр. И уже там налаживать свою жизнь. На заводе, куда он устроился, многое для него было в новинку, он все еще привыкал.

Быстро опросив коллег, кому и сколько чего было надобно, он набросал список и уже через десять минут был у Ольги Александровны. Та, не поднимая головы, поверх очков взглянула на листок, потом на Смельчакова, потом снова на листок.

— Тебе не объяснили, как писать письмо-просьбу? — и, не дожидаясь ответа, продолжила: — Посмотри в папке с образцами деловых писем и перепиши, — и уткнулась дальше в свой отчет.

Смельчаков бодро схватил свой список, быстро сверился с образцами деловых челобитных к вышестоящему руководству в отделе, переписал, как полагается, и уже через десять минут снова стоял перед начальницей отдела. Та завизировала письмо-просьбу и отправила его дальше, к коммерческому директору.

Коммерческий директор, Игорь Александрович, был начальником занятым, большую часть времени он проводил в курилке, пересудах с другими большими начальниками чего-то важного или отсутствовал по полдня на заводе, уезжая на полной машине, груженой, например, досками, и возвращаясь уже на пустой.

— Чего тебе? — неласково бросил он, когда Смельчаков осторожно вошел в его кабинет, в котором ощутимо пахло вчерашним коньяком и чесночной колбасой.

— Вот, подписать. «Канцелярию» решили купить.

Игорь Александрович поморщился — то ли от недостаточно почтительного обращения, то ли от вчерашнего коньяка, все еще томившего его плохо выспавшийся организм.

Пробежав за секунду содержимое челобитной, он пристально уставился на Смельчакова:

— А от «тридцати ручек» и «тридцати карандашей» на пятерых у вас одно место не слипнется? — Игорь Александрович, несмотря на высокий пост, тоже был человеком простым и выражений особенно не выбирал.

Вычеркнув «неправильные» цифры и уменьшив их вдвое, он приказал Смельчакову все переписать и поскорее принести ему на утверждение, так как ему «через полчаса надо было отъехать по неотложным делам».

Переписав все заново и снова подписав у начальника отдела и коммерческого директора, он, наконец, положил заветный список в папку директора и принялся дожидаться его возвращения с подписью.

Но на следующий день просьба не была подписана — директор с утра уехал в командировку. Пришлось ждать еще неделю, и когда, наконец, директор вернулся и, не глядя, подписал, дело оставалось совсем за малым — сгонять в ближайший магазин и купить все необходимое.

Но все оказалось немного сложнее, чем предполагал простодушный Смельчаков: нужна была чековая книжка на покупки, а также увольнительная, чтобы его выпустили на проходной. Пришлось еще бегать в бухгалтерию за чековой книжкой и подписывать увольнительную у начальника отдела и коммерческого. На это ушел остаток дня, времени уже не оставалось, и ехать за канцелярскими принадлежностями Смельчаков решил со следующего утра. Правда, пришлось заново переписывать увольнительную, так как время там уже не соответствовало его времени отсутствия на рабочем месте.

Утром, не заезжая на работу, Смельчаков отправился в крупный торговый центр, где и подобрал все необходимое. Пока ему выписывали накладные, в трех экземплярах, он невольно вспоминал, как все было просто в его родном городе, где, если возникала необходимость в чем-то подобном, он просто брал деньги из сейфа или у своего шефа и возвращался с чеком, чисто для формальности.

Наконец, отоварившись в магазине, он с пакетом канцелярских принадлежностей отправился обратно на работу. Народ в отделе, как сороки, быстро растащил все купленное: ручки, карандаши, пять степлеров, корректоры и прозрачные папки. Видя радость товарищей, у него самого поднялось настроение. Пускай дело было небольшое, невесть что, но полезное, в работе помогающее.

Зайдя через полчаса в кабинет Игоря Александровича, он услышал:

— А, явился, не запылился. Ты где шатаешься? Тебя за смертью только послать.

— Ну, так за принадлежностями ездил, время нужно, — попробовал оправдаться Смельчаков.

— Ты, это, сходи в цех, да начинай подготовку образцов к выставке. Директор едет, надо все оформить. Да, еще — собери мне данные по продажам за прошлый квартал. Все нужно сегодня. Плюс еще собери данные по новым изделиям, которые нам надо будет освоить в следующем квартале. И еще… это, ты, может, не знаешь, то, что сегодня купил, надо на баланс взять, потом списать. Отчитаешься. Иди.

Смельчаков уже был за дверью, когда до него дошло, что, кроме поставленных задач, ему надо было еще купленные канцелярские принадлежности взять на баланс, а потом… что потом? Списать? Отчитаться?

— Игорь Александрович, извините, — голова Смельчакова снова появилась в дверях. — Вы сказали «взять на баланс, списать и отчитаться»?

— Ну да, — буркнул большой начальник. — Какой ты… непонятливый. Это тебе не хухры-мухры, а заводские деньги. Все, что купил, нужно оформить на баланс, на складе — Ольга Александровна тебе подскажет, а потом, когда ручки закончатся, и все, что ты там купил, надо будет отчитаться и списать. Можешь еще инструкцию в папке № 3 почитать. Там все подробно, на пяти страницах изложено…

У Смельчакова закружилась голова и пересохло в горле. «Это сколько же работы из-за каких-то десяти ручек и карандашей!» — зло думал он.

Но это было только начало. Начало работы на заводе, где все было не «хухры-мухры» и требовало досконального учета и контроля…



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *