Чем, кроме неприятностей, может быть полезна встреча с правителем?

Встречи, а особенно общение с великими мира сего заканчиваются хорошо обычно только в сказках и других волшебных историях. Так происходит и происходило во все времена, что при царях, что при падишахах.

Чем, кроме неприятностей, может быть полезна встреча с правителем?

Мол, повстречался правителю на его пути кто-нибудь неожиданно и совершенно случайно, рассказал о своих невзгодах, глядишь, всё и наладилось. Правитель вернулся в свой кабинет, помыл руки от возможного вреда рукопожатий с простым народом, переоделся и дал указание придворным улучшить жизнь народонаселения страны.

Если госбюджета на всех не хватает, то хотя бы отдельному просителю улучшить, кому посчастливилось оказаться в нужное время в нужном месте.

А ведь на всех казны всё равно не хватит, да и жалко её просто так разбазаривать. И руководству высшему, кстати, вовсе не обязательно знать о нуждах людей, расстраиваться лишний раз. Есть всегда проверенные люди, которые правильно ответят на любой поставленный вопрос, куда бы правитель не поехал. И всегда подтвердят, что на данной территории всё замечательно, если где и борются, то искореняя хорошее для того, чтобы внедрить лучшее.

Для этого всегда и во все времена специальные службы были, с тщательно отобранными и сто раз перепроверенными людьми. Так что случайный человек редко пересекается в своей жизни с сильными мира сего, их оберегают от такого общения.

Случались, правда казусы, но они помимо крупных неприятностей, приводили иногда и к вполне конкретным положительным результатам.

Об одной такой истории из жизни, произошедшей в конце семидесятых годов, ещё в «брежневскую» эпоху мы и вели как-то беседу со старым знакомым, Юрой Панчихиным.

Юра рассказывал, как после окончания с отличием «кремлёвского» Высшего военного общевойскового училища имени Верховного Совета СССР попал служить в одно из армейских подразделений, выполнявших охранные и хозяйственные функции на правительственных дачах и прочих «закрытых» объектах.

Однажды его направили во главе взвода бойцов на персональную дачу Брежнева в Заречье, занимавшую довольно большую территорию. Поставив задачу солдатам, Юрка отправился с сержантом бродить по окрестностям: вдруг наткнуться на что-нибудь интересное, типа сброшенных оленьих рогов, или ещё чего экзотического. Здесь на закрытой территории тогда обитало небольшое стадо пятнистых оленей. Надо же сержанту какую-нибудь память о службе оставить, скоро ведь на дембель уходить, вот он и уговорил своего взводного на незапланированную прогулку.

Помимо оленей тут ещё ягод много было всяких, да и фруктов различных на деревьях, как например вон там, на раскидистой яблоне.

В это время «Хозяин», как звали Брежнева между собой охрана и обслуживающий персонал объекта, неожиданно вернулся. Солдат срочно убрали с глаз долой, а Юрку с сержантом оперативно оповестить не успели. Мобильной связи тогда ещё не было, а комендант дачи не успел их быстро отыскать, больно далеко углубились на территорию.

Тем временем Брежнев отправился на прогулку.

Юрка оборачивается — от пруда по тропинке к нему направляется Брежнев, знаком приказав охране оставаться на месте.

Естественно, наступила «немая сцена».

Панчихин вытянулся у кривого ствола яблони, словно у мощного древка Знамени части и отдавая честь подходящему бодро начал рапортовать:

— «Здравия желаю товарищ Генеральный секретарь коммунистической партии Советского Союза…» (далее Юрка громко и без запинки протарабанил все наименования и должности Генсека, коих тогда было несметное количество).

Сержанта, замершего будто филин в ночной засаде среди буйной зелени, Брежнев сначала не заметил, а может наоборот, принял за-крупный, перезрелый плод…

Но когда тот, держась за ствол одной рукой, попытался другой тоже отдать честь, бравая фигура «боевого филина» на глазах превратилась в нечто совсем другое. Попытки приложить руку к пилотке, одновременно удерживаясь на дереве, больше походили на желание курицы удержаться на насесте. Общую картину дополняли яблоки, предательски сыпавшиеся из-под ремня и расстёгнутой гимнастёрки, как яйца, выкатывающиеся из-под курицы-несушки.

— «А ш-што это там… это… што этот мальчик на дереве делает?», спросил Брежнев, указывая на сержанта.

— «Это сержант Ковалёв! Он старые сучья убирает, Леонид Ильич!», — не растерялся и бодро отрапортовал Юрка.

— «Сержант Ковалёв… А он не упадёт оттуда?»

— «Никак нет, Леонид Ильич! Я же здесь специально внизу стою, страхую!»

— «А-а-а… Ну да… Ладно… Сержант Ковалёв… Хороший парень…», — прошамкал Брежнев, направившись к поджидавшей его в удалении охране. Там он что-то долго объяснял, показывая рукой в их сторону.

Больше всего от встречи с высоким начальством повезло сержанту. Он сразу же оказался образцом для подражания, получил внеочередной отпуск на родину и демобилизовался тут же после него.

С Панчихиным оказалось всё сложнее.

Подразделение, помимо Министерства обороны, было подведомственно ещё и знаменитому охранному Девятому управлению КГБ СССР и случайных людей там по-определению не было, но…

На один и тот же вопрос: «О чём Вы тогда говорили с Брежневым?» Юрке пришлось не только отвечать в различных местах бесчисленное количество раз, но и писать множество объяснительных, докладных и служебных записок.

Нервов ему тогда попортили предостаточно.

— «Сержанту Ковалёву, понятно, повезло. А тебе-то что положительного, помимо одних неприятностей, принесла та встреча с Брежневым?», -спрашиваю.

— «А ты разве не видишь, как я натренировался тогда, смотри какой у меня теперь почерк!»…



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *