«Не женское» лицо Великой Отечественной. На какую судьбу были обречены девушки в войну?

О Великой Отечественной написано множество книг, но и этого оказалось мало, чтобы поведать о войне максимально полно, честно и эмоционально. Зачастую рассказы о судьбах самых простых людей трогают даже больше, чем внушительного размера повести и романы профессиональных деятелей пера.

«Не женское» лицо Великой Отечественной. На какую судьбу были обречены девушки в войну?

М. И. Самсонов, «Сестрица», фрагмент, 1953 г.

О чем вспоминают фронтовые медсестры, кому и за что выдавали шоколадные конфеты, каково быть офицерской женой и в чем же сила русской женщины на войне — ответы на эти и другие вопросы обсудим в статье.

«У войны не женское лицо»

Название этой документально-очерковой книги белорусской писательницы Светланы Алексиевич знакомо многим. В качестве цитаты оно часто используется в школьных сочинениях и работах уже мастеровитых творцов, да и в концертах, программах и устных выступлениях эта звучная и ёмкая фраза звучит довольно часто.

Некоторое время главенствовало мнение, что война — не место для женщин, но отечественная история доказывает нам обратное. О героизме представительниц пола, который долгое время считался слабым, ходят легенды пишут, рассказывают, поют и слагают стихи вот уже несколько десятилетий. Каждая такая история — маленький пазл, который позволяет собрать воедино целостную картину той войны.

«Не женское» лицо Великой Отечественной. На какую судьбу были обречены девушки в войну?

Обложка первого издания

Жена офицера

Судьба Надежды Ивановной Силкиной похожа на судьбы многих советских женщин. В молодости она познакомилась с высоким, красивым офицером. В 1922 году они поженились, и началась их кочевая офицерская жизнь. Надежда Ивановна переезжала вместе с мужем, из города в город, из казармы в казарму, как настоящая офицерская жена.

В 1939 году её муж получил новое назначение и приехал в город Стерлитамак.170-я стрелковая дивизия, командиром которой он был назначен, в первые же дни войны участвовала в кровопролитных боях, недалеко от г. Себеж, но вынуждена была отступать. К осени 1941-го почти вся дивизия погибла, а ее командир пропал без вести.

Его судьба до сих пор неизвестна. Последнее письмо от мужа Надежда Ивановна получила в августе 1941-го. Больше не было не единой весточки о нём. В одном из писем военкому она пишет следующее:

«Мой муж генерал-майор, командир 170-й стрелковой дивизии Силкин Тихон Константинович в начале войны с дивизией отбыл на фронт. С фронта я имела от него несколько писем, и последнее было датировано 9 августа 1941 г. из Великих Лук, где, как он пишет, был начальником гарнизона Великих Лук. Больше писем я от него не получала. На мои неоднократные запросы в НКО о судьбе мужа мне отвечали — „пропал без вести“. Прошло свыше 25 лет, с тех пор и по сей день мой муж числится пропавшим без вести. В 1965 году его посмертно наградили орденом Отечественной Войны 1-й степени. В настоящее время находят многие могилы погибших без вести, в этом помогают наши дети, школьники. Я еще не теряю надежды, что могила моего мужа будет найдена…»

До конца своей жизни она не теряла надежду узнать судьбу своего супруга. Обращалась в архивы и военкоматы. До последнего вздоха она несла бремя офицерской жены. На самом деле, быть женой военного — труд. Нужно быть готовой и к неожиданным переездам, и к долгим разлукам. Быть женой офицера — значит, быть сильной и стойкой женщиной, способной героически перенести все тяготы, которые будут попадаться на пути.

Фронтовая медсестра

Мария Яковлевна Рыкова была мобилизована 24 июня 1941 года в 170-ю стрелковую дивизию. Первое её боевое крещение прошло уже 2 июля: состав поезда, в котором ехали бойцы дивизии и медсёстры, бомбили фашистские самолёты. Укрываться от пуль и снарядов пришлось в ближайшем лесу. Тогда на глазах Марии Яковлевны убили несколько человек, было немало раненых. Так началась война для этой хрупкой и юной девушки.

«Не женское» лицо Великой Отечественной. На какую судьбу были обречены девушки в войну?

Памятник медсестрам и всем женщинам-фронтовичкам. Челябинск

Вторым эшелоном со 170-й стрелковой дивизией добрались до города Идрица. Без дела никто не сидел. Этот поезд давно ждали, было много раненых, которых нужно было перевязать, накормить, рассортировать. Дело в том, что вылечить всех на месте было невозможно. Бойцов с тяжёлыми ранениями отправляли в тыл, а легко раненные лечились в медсанбате.

«Иногда мы не успевали развернуться, как снова приказ отступать. Были миномётные обстрелы. Когда мы отходили, даже не всех раненых можно было увезти. Век не забудутся глаза и слова раненых: „Сестрички, не оставляйте нас“. Приходилось рыть траншеи, чтобы спрятать раненых от снарядов и бомб. Не всегда было чем накормить раненых, перевязать. Мы же несли охрану палаток с мужчинами вместе, хотя оружия у нас не было ни у кого. При бомбёжках и обстрелах и в медсанбате были убитые и раненые (помню, как мы их хоронили, хоть и не было на это времени). Помню, на одной поляне нас бомбили, тут же мы перевязывали и оттаскивали раненых в лес», — вспоминает Мария Яковлевна.

Интервью у ветерана Великой Отечественной было взято членами поискового отряда «Обелиск» еще в 2013 году. Рассказ давался ей нелегко, ведь есть вещи, о которых трудно даже вспомнить, не то что рассказать.

Пожилая женщина с удивительно молодыми глазами попросила узнать что-либо о судьбе её боевых подруг, но информация нашлась не быстро, и Мария Яковлевна не дождалась совсем немного. Через 2 года, накануне 9 мая, её не стало.

Командиру отряда, Загыртдинову Рафилю, с помощью ОБД «Мемориал» удалось найти информацию о двух её боевых подругах — о Низковой Вере Евдокимовне и Беляковой Ольге Николаевне. В графе «причина выбытия» стоит страшное слово — «осужден».

Неизвестно, как сложилась их судьба. Можно только предположить, что они, будучи медсестрами, попали в плен. Медицинские работники дают клятву Гиппократа, а значит, должны помогать всем, независимо от их материального благосостояния, нации, цвета кожи. Возможно, эти девушки были вынуждены работать в немецком госпитале, и именно за это были осуждены. Суровые и не всегда справедливые порядки того времени были таковы, что сам факт нахождения в плену уже был осуждаем.

Война — тяжёлое время для всех. Но женщины, хрупкие и нежные существа, вынуждены были сражаться наравне в самыми сильными мужчинами. Однако язык не повернется назвать наших женщин слабыми. Несколько лет изменили жизнь всех советских женщин коренным образом — сколько девочек на глазах повзрослели, сколько осиротели; сотни тысяч матерей потеряли сыновей, а сёстры — братьев. Добровольцами на фронт шло огромное количество женщин.

Но и в войну находились причины радоваться. Некурящим девушкам во времена Великой Отечественной войны выдавали шоколад или конфеты. Чужих детей и чужого горя больше не было. Моя бабушка вязала на фронт носки, и за такую, казалось бы, мелочь солдаты благодарили так, будто получили самую дорогую на свете вещь. На самом деле, в них и было вложено самое дорогое — любовь. Любовь — вот что давало бойцам силы жить и сражаться до Победы.



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *