Луч любви. Какая пара была самой эпатажной в русском художественном авангарде? Часть 2. Франция

Их наследие оценивалось шестизначными цифрами. Какие ценности они ставили превыше всего? Смогла ли жизнь за рубежом изменить характеры авангардных художников из России?

М. Ф. Ларионов, «Голубой лучизм», 1915 г.

Перейти к первой части статьи

Представьте себе двух молодых людей, которые в расцвете творческих сил отправились покорять Париж. Это были наши русские авангардисты — Михаил Ларионов и Наталия Гончарова. Судя по всему, у них появилась счастливая возможность осуществить дерзкие мечты в творчестве. Художник, по словам Ларионова, должен постоянно меняться, а не искать свою единственную идею или метод, ведь авангардизм — это антикоммерческое и антисалонное искусство.

Правда, дома остались любимые родители, друзья, много незавершенных работ, среди которых эскизы для росписи русской православной церкви. Кто мог тогда представить, что Россию наши авангардисты покинули навсегда…

Интересно, что за границей Н. Гончарова и М. Ларионов с увлечением окунулись в мир театра, неожиданно проявив талант художников по костюмам к балетам и декоративистов. Успех был потрясающим, так родился любимый парижанами «русский стиль». Впрочем, особая удача была именно у Гончаровой.

Н. С. Гончарова, эскиз декорации к спектаклю «Золотой петушок», 1914 г.

Ее прекрасные декорации к спектаклям вызывали сенсацию. Отличаясь удивительной фантазией и роскошью цветовой палитры, они сочетали экзотичность Руси и современность. Однако, как говорила художница:

«…успех — очередной заказ… Отказываться не приходится, да и каждый заказ, в конце концов, приказ: смоги и это! Но любимой моей работой театр никогда не был и не стал».

Исключительно интересным оказалось предложение о сотрудничестве, сделанное популярной фирмой модной одежды «Мырбор». Между прочим, парижские модницы обожали модели от Гончаровой, которая ввела в оформление нарядов русский фольклорный орнамент. Ларионов с гордостью восклицал, что в Париже теперь появились русские «бабы».

Н. С. Гончарова, «Эскиз платья для дома мод „Мырбор“», 1927 г.

Вообще за рубежом наши герои успешно работали в разных театрах, преподавали, писали статьи о знаменитых живописцах, участвовали в выставках и даже организовывали балы для художников — «Банальный бал», «Большой заумный бал-маскарад». Однако все это всего лишь творческие достижения. А как же любовь?

Придется открыть секрет: в судьбе наших авангардистов появились Орест Розенфельд и Сашенька Томилина.

Он был русским эмигрантом, ставшим впоследствии секретарём Натальи Николаевны. Томилина работала натурщицей у Михаила Федоровича. Это она, хорошо приспособленная к сложностям заграничной жизни, умудрялась доставать продукты, готовить буквально из ничего в тяжелое военное время в Париже. «Наш добрый ангел», — так называли Томилину Наталия и Михаил.

Непостижимо, но авангардный «квадрат любви» не мешал Гончаровой и Ларионову уезжать вместе на отдых, они вообще довольно редко расставались, а если это случалось, то писали письма друг другу почти каждый день.

«Как жаль, что ты не со мной. Я так люблю быть с тобой. Несмотря на мой скверный характер, я так тебя люблю, мой дорогой Соловей!» — признавался Михаил Федорович Гончаровой.

После войны Розенфельд удачно женился на другой женщине.

Все знают, что несчастья лучше всего проверяют отношения любящих людей. У Ларионова произошел инсульт, поэтому художник перестал рисовать, а ведь в этом был смысл его жизни. Тогда Наталия Гончарова забросила всю работу и сосредоточилась на лечении Михаила Федоровича. Вместе они преодолели болезнь.

Наталья Гончарова и Михаил Ларионов, 1956 г.

К счастью, истинная любовь всегда оказывается выше условностей. И в 74 года, прожив вместе больше полувека, наша необычная пара решила официально пожениться. На свадьбу Наталия Гончарова надела скромный классический костюм, а Ларионов преподнес ей большую красную розу.

Зная, что их наследие оценивается миллионами франков, художники мечтали, чтобы оно вернулось в Россию. После кончины супруги, спустя год, Ларионов заключил брак с Александрой Томилиной, которая и передала коллекцию русских художников-авангардистов Третьяковской галерее.

Кстати, множество картин нашей пары сегодня украшают и западные музеи.

  • Великолепное полотно Натальи Гончаровой «Испанка» продано с аукциона Christie’s за 10 млн., а самой дорогой стала картина Ларионова «Натюрморт с кувшином и иконой», которую на аукционе Sotheby’s купили за 4,5 млн. долларов.

Н. С. Гончарова, «Испанка «, 1913 г.

Правда, критики утверждают, будто абстракционизм уродлив и дик. Но мы-то знаем, что страстью любого живописца является материализация красоты, и чтобы ее понять, необходимы душевная чуткость и фантазия.

М. Ф. Ларионов, «Натюрморт с кувшином и иконой», 1912 г.

Сегодня отношение к творчеству этой необычной пары остается неоднозначным, но интерес к ним, как к личностям, не угасает. Думается, уникальность в том, что Наталию Гончарову и Михаила Ларионова по сей день освещает луч любви.



Сохрани статью себе в соцсеть!




Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *