Визит к ускользающему. Как Иосиф Бродский «оторвался от России»? Часть 2

Жить в обществе — не значит ли прощать?
И. Бродский

Эссе памяти родителей было написано Бродским в 1985 году на английском языке. Он очень сдержанно, поэтично и четко объяснил это…

Визит к ускользающему. Как Иосиф Бродский «оторвался от России»? Часть 2

Иосиф Бродский

Перейти к первой части статьи

«Пишу сейчас по-английски для того, чтобы подарить им клочок свободы, клочок, размеры которого тем больше, чем больше людей захотят прочитать эти страницы. Пускай Мария Вольперт и Александр Бродский оживут на „чуждых берегах“, пусть их дела будут названы английскими глаголами. Их это не воскресит, но английский язык надежнее русского поможет им ускользнуть от печи Государственного Крематория. Писать о них по-русски значило бы только содействовать их неволе, их уничижению. Понимаю, что не следует отождествлять государство с языком, но двое стариков, скитаясь по многочисленным государственным канцеляриям и министерствам в надежде добиться разрешения выбраться за границу, чтобы перед смертью повидать своего единственного сына, неизменно именно по-русски слышали в ответ двенадцать лет кряду, что государство считает такую поездку „нецелесообразной“. …по-русски мои слова не увидят света под русским небом. Кто их прочтет? Несколько эмигрантов, чьи родители умерли или умрут, занятые теми же хлопотами. Они и так все знают на собственной шкуре. Они и так знают, что значит запрет увидеть мать или отца на смертном ложе, что значит молчание в ответ на просьбу о срочной визе с целью успеть на похороны кого-то из близких. И — поздно, человек выходит на улицу чужого города в чужой стране, и ни в одном языке нет слов, чтобы описать, что он чувствует, ни слов, ни слез… Им — что я могу сказать? Чем утешить?.. Да примет английский язык мертвецов моих. По русски я буду читать, писать стихи, письма. Но для Марии Вольперт и Александра Бродского английский язык даст наилучшую возможность загробной жизни, быть может, единственную, кроме их жизни во мне». (перевод Александра Колотова)

Визит к ускользающему. Как Иосиф Бродский «оторвался от России»? Часть 2

Иосиф Бродский

«…старайтесь быть добрыми к своим родителям… ибо, по всей вероятности, они умрут раньше вас, так что вы можете избавить себя по крайней мере от этого источника вины, если не горя. Если вам необходимо бунтовать, бунтуйте против тех, кто не столь легко раним. Родители — слишком близкая мишень (так же, впрочем, как братья, сестры, жены или мужья); дистанция такова, что вы не можете промахнуться…»

В сентябре 1990 года Бродский женился на итальянке русского происхождения Марии Соццани. В июне 1993 года у них родилась дочь, которую он назвал Анна Александра Мария в честь Анны Ахматовой, отца и матери. Это был третий ребенок поэта.

Первый — сын — родился еще в СССР от художницы Марианны Басмановой, с которой у Бродского был долгий и мучительный роман, и о которой даже в конце жизни он признавался: «Я все еще болен Марианной». Вторая — дочь Анастасия, от балерины Марии Кузнецовой, родилась в год отъезда поэта из СССР.

Визит к ускользающему. Как Иосиф Бродский «оторвался от России»? Часть 2

Казалось, все плохое осталось далеко позади, и после перестройки Бродского стали печатать на родине, а после присуждения Нобелевской премии посыпались приглашения вернуться. Бродский откладывал приезд. Отчасти — по состоянию здоровья (перенес 4 инфаркта), отчасти…

На слова журналиста и музыковеда Соломона Волкова: «Теперь я, пожалуй, понимаю, почему вы до сих пор не съездили в Россию, в частности, в родной город», — Бродский ответил:

«Ну мы ведь знаем, что дважды в ту же самую реку вступить невозможно, даже если эта река — Нева. Более того, на тот же асфальт невозможно вступить дважды, поскольку он меняется после каждой новой волны трафика. А если говорить серьезно, современная Россия — это уже другая страна, абсолютно другой мир. И оказаться там туристом — ну это уже полностью себя свести с ума. Ведь, как правило, куда-нибудь едешь из-за некоей внутренней или, скорее, внешней необходимости. Ни той, ни другой я, говоря откровенно, в связи с Россией не ощущаю. Потому что на самом деле — не едешь куда-то, а уезжаешь от чего-то. По крайней мере со мной все время так и происходит. Для меня жизнь — это постоянное удаление „от“. И в этой ситуации лучше свое прошлое более или менее хранить в памяти, а лицом к лицу с ним стараться не сталкиваться…»

Визит к ускользающему. Как Иосиф Бродский «оторвался от России»? Часть 2

Иосиф Бродский и Мария Соццани

…Круг был очерчен. Комната, похожая на каюту подводного корабля мерно качалась в волнах времени и глуховатого голоса поэта. Даже окон в ней не было, а квадраты освещенных постеров напоминали задраенные люки.

Плещет лагуна, сотней мелких бликов тусклый зрачок казня за стремленье запомнить пейзаж, способный обойтись без меня.

Меня не покидало странное ощущение. Пространство заполнял голос поэта, создавался полный эффект его присутствия — при полном, естественно, отсутствии. Словно знаешь, что в комнате есть кошка, но не видишь ее. Ускользающая кошка. Кошка-стеллс.

Бродский питал нежность к кошкам, считал, что это лев в миниатюре и ни в ком так не проявляется отвага, ласка и достоинство, как в этом звере.

Визит к ускользающему. Как Иосиф Бродский «оторвался от России»? Часть 2

Иосиф Бродский

«Кошка, в отличие от людей, гармонична по природе своей. Нет ни одной позы, ни одного движения, когда бы кошка не была гармонична, а значит прекрасна…»

Да, но надо еще добавить, что кошка — единственное домашнее животное, которое так и не удалось окончательно приручить и подчинить, которая приходит, когда ей вздумается, и гуляет сама по себе…

Он хорошо рисовал котов, и даже в его речи часто проскальзывали мяукающие, распевные звуки.

«Бродский был стариком уже в шестидесятые, — написал о нем Э. Лимонов. — Уже тогда был лыс, уклончив и умел себя поставить. Создать ощущение недоступности. А может, он всю жизнь боялся людей, потому и общался только с самыми близкими, проверенными…»

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
Но с куриными мозгами хватит горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря…

Жизнь поэта в глухой провинции у моря, в отдалении от «слабых мира этого и сильных» не получилась. В 1987 году Бродскому присуждают Нобелевскую премию по литературе. Свою речь он начал словами, как нельзя лучше передающими его стремление быть незаметным:

Визит к ускользающему. Как Иосиф Бродский «оторвался от России»? Часть 2

Иосиф Бродский

«Для человека частного и частность эту всю жизнь какой-либо общественной роли предпочитавшего, для человека, зашедшего в предпочтении этом довольно далеко — и в частности, от родины, ибо лучше быть последним неудачником в демократии, чем мучеником или властителем дум в деспотии, — оказаться внезапно на этой трибуне — большая неловкость и испытание».

Удивительная, впитавшая «странные сближенья» и смыслы жизнь, словно «ткань, впитавшая полуденное солнце». И смерть была ей под стать.

Иосиф Александрович Бродский скоропостижно скончался в ночь с 27 на 28 января 1996 от инфаркта. Накануне поднялся в свой кабинет: надо было подготовиться к завтрашней лекции. Наутро его нашла жена на полу. Бродский был полностью одет, на письменном столе рядом с очками лежала раскрытая книга.

«За две недели до смерти (а я с ним разговаривал за два часа до его кончины), — вспоминал друг поэта Илья Кутик, — он купил себе место на кладбище. Смерти он боялся жутко, не хотел быть ни зарытым, ни сожженным, его устроило бы, если бы он оказался куда-нибудь вмурованным. Так оно поначалу и получилось. Он купил место на нью-йоркском кладбище. Это была его воля».

Визит к ускользающему. Как Иосиф Бродский «оторвался от России»? Часть 2

Мемориальная доска в честь И. Бродского в Венеции

А через год было перезахоронение в Венеции. Городе, который великий поэт любил так же, как Ленинград. И который тоже стоит на любимой его «водичке».

Депутат Госдумы Г. Старовойтова прислала телеграмму с предложением похоронить его на Васильевском острове, ссылаясь на строки поэта: «Ни страны, ни погоста не хочу выбирать. На Васильевский остров я приду умирать». Но оно было отвергнуто — это означало бы фактически решить за него вопрос его возвращения на родину.

Визит к ускользающему. Как Иосиф Бродский «оторвался от России»? Часть 2

Иосиф Бродский

И Мария Соццани принимает решение похоронить поэта в Венеции, на кладбище Сан-Микеле, которому он тоже посвятил стихи:

Хотя бесчувственному телу
равно повсюду истлевать,
лишенное родимой глины, оно в аллювии долины
ломбардской гнить не прочь.
Понеже свой континент и черви те же.
Стравинский спит на Сан-Микеле…

Дальше началась история в духе Гоголя. Бродский не был верующим, вообще не принадлежал ни к какой конфессии. Бродский определял себя как русский поэт и американский эссеист. И все.

Мистика началась уже в самолете. Гроб в полете открылся, чего не могло быть в принципе, ибо американские гробы закрываются на шурупы и болты, они не открываются даже от перепадов высоты и давления.

Визит к ускользающему. Как Иосиф Бродский «оторвался от России»? Часть 2

Иосиф Бродский

В Венеции стали грузить гроб на катафалк, он переломился пополам. Бродского переложили в другой гроб. Дальше на гондолах его доставили на Остров Мертвых.

Первоначально было решено похоронить его на русской половине кладбища между могилами Стравинского и Дягилева. Оказалось, это невозможно, поскольку необходимо разрешение Русской Православной Церкви в Венеции. Разрешения не дали, потому что Бродский не был православным. Католическая церковь в погребении тоже отказала.

Начались метания, часа два шли переговоры. В результате принимается решение похоронить его на протестантской стороне кладбища. Там нет свободных мест. С большим трудом находят — в ногах у поэта Эзры Паунда. Паунда, как человека и антисемита, Бродский не выносил, но как поэта — ценил.

Визит к ускользающему. Как Иосиф Бродский «оторвался от России»? Часть 2

Фрагмент памятника И. Бродскому в Москве

Начали копать — из земли торчат черепа и кости, хоронить невозможно. В конце концов, бедного Иосифа Александровича в новом гробу отнесли к стене, за которой была сосредоточена всякая кладбищенская техника. Положили ему бутылку его любимого виски и пачку любимых сигарет, захоронили практически на поверхности, едва присыпав землей. В головах поставили крест. И только потом уже был поставлен небольшой скромный памятник.

И еще одно малоизвестное обстоятельство. Президент России Борис Ельцин отправил на похороны Бродского шесть кубометров желтых роз. Михаил Барышников с компанией перенес все эти розы на могилу Эзры Паунда. Получилось так, что ни одного цветка с родины на могиле Бродского не было…

«Вы действительно совсем не ощущаете своей российскости? — спросила поэта как-то молодая журналистка. — Просто сложился миф, что вы оторвались от России».

Визит к ускользающему. Как Иосиф Бродский «оторвался от России»? Часть 2

Чемодан, с которым 4 июня 1972 г. Иосиф Бродский покинул родину, увозя пишущую машинку, две бутылки водки для Уистена Хью Одена и сборник стихов Джона Донна

Бродский ответил:

«Ну, миф — это не мое дело. Знаете, тут есть одна довольно интересная вещь. Есть колоссальное достоинство и мудрость в том, чтобы сидеть на одном месте и смотреть на мир, и тогда в тебе все отражается, как в капле воды. Но я не думаю, что это плодотворно. Что ты выигрываешь в этом случае, так это душевный, если хотите, духовный комфорт. Человек ведь на самом деле изрядный буржуа и, по существу, стремится к комфорту. А самый главный комфорт — это комфорт убеждения и нравственной позиции. Куда, на мой взгляд, интереснее, но и опаснее дискомфорт, когда тебе никто и ничто не помогает, когда тебе не на что опереться, и если все же вообразить, что ты дерево, то поддерживают тебя не корни, но вершина, которую треплет изрядно. Говорят, дискомфорт губителен, но я воспитался на том, что читал. И мне так повезло, совпало так, что читал я Марину Ивановну (Цветаеву) и одновременно Льва Шестова — философа. А Шестов ужасно любил цитировать Тертуллиана „Верую, ибо это абсурдно“. И вот когда вы дочитываетесь до такого… Блажен, кто верует, тепло ему на свете. Но блаженнее, кто верует, когда ему холодно на этой земле… Мир, который начинается не в центре, а мир, начинающийся с окраин, потому что окраины — это не конец мира, но начало его. Мне кажется, эта схема ближе нашему поколению…»

…Трудно определить, с какими чувствами я покидала кабинет Бродского в Фонтанном доме. Чувства ускользали, не поддавались выражению. Но сейчас, изучив многое, что можно было найти о Бродском, и сравнив изученное со своими впечатлениями, наверно, повторю его же слова: «Верую, ибо это абсурдно. Блаженнее тот, кто верует, когда ему холодно на этой земле».

Визит к ускользающему. Как Иосиф Бродский «оторвался от России»? Часть 2

Общий вид могилы Иосифа Бродского на кладбище Сан-Микеле, Венеция, 2004 г.

Лучше не выразишь…

Иосиф Александрович, светлая память Вам… 24.05.1940 — 28.01.1996.

Примечание. При написании эссе использованы материалы из Интернета, книг-воспоминаний о И. А. Бродском и путеводителя по музею (американский кабинет И. А. Бродского в Фонтанном доме в Санкт-Петербурге). Автор выражает глубокую признательность за предоставленные материалы.



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *