Нашествие: кролики-убийцы и другие инвазивные виды

Обширные пространства мертвой, выжженной земли. Миллионы погибших и обездоленных. Это не последствия извержения супервулкана — всего лишь кролики. Всем известно, куда ведет вымощенная даже благими намерениями дорога: привезенные в Австралию для разведения «как в старой доброй Англии», они быстро превратились в стихийное бедствие.

Одомашненные кролики попали в Австралию и на соседние острова в начале 1788 года — вместе с первыми европейскими поселенцами. Люди взяли на борт привычных домашних животных, чтобы обеспечить себя провизией в пути и в первое время жизни на новом континенте. По переписи, проведенной в конце того же года, колония насчитывала чуть больше тысячи белых австралийцев, а также 29 овец, 74 свиньи, по 7 лошадей и коров и 6 кроликов.

Самшитовая огневка

Российский Дальний Восток, Китай, Корея, Индия Южная => Европа.

В Россию гусеницы этой бабочки попали случайно. Их привезли из Италии с саженцами вечнозеленого самшита для озеленения Олимпийской деревни в Сочи. Уже вскоре они уничтожили реликтовую рощу колхидского самшита и поставили вид на грань вымирания. Также уничтожает бересклеты и падубы.

Континентальное вторжение

Всего за несколько десятков лет ситуация резко переменилась, и кролики сместили людей в положении самых многочисленных переселенцев: в иных поместьях они разгуливали уже тысячами. В 1840-х их численность перешла отметку в миллион, а в 1859-м, когда Томас Остин скрестил их с более выносливыми дикими собратьями и выпустил получившееся потомство на вольный выпас, началась катастрофа, последствия которой австралийцы разгребают до сих пор. Кроличье население континента двинулось в гору сильными, торопливыми прыжками.

Кролики разрушали местные экосистемы, уничтожали слабый растительный покров, вели к истощению почв и ресурсов. В 1920-е их в Австралии было больше, чем людей на Земле сегодня. И это несмотря на то, что уже с XIX века жители колонии принялись организованно бороться с невиданной напастью: стрелять, травить, отделять заборами. В самом деле, лазают кролики плохо, и их распространение пытались остановить специальными оградами, заглубленными в землю от подкопов.

Эхиноцистис шиповатый

Северная Америка => Центральная и Восточная Европа, страны бывшего СССР, Дальний Восток России.

Создает густую тень, из-за чего местным прибрежным растениям не хватает света, и они погибают.

Первая преграда была установлена в 1893 году и протянулась на несколько километров, и вскоре отдельные конструкции стали объединять друг с другом. Сегодня самая большая из них — «Великий квинслендский забор» — насчитывает в периметре 555 км и защищает от кроликов 28 тыс. км2 сельскохозяйственной земли. В других районах оградой окружали самих животных. Это довольно жестокая мера: в засушливой местности в жару кролики массово гибли от жажды — но рождалось их все равно больше.

Кроличий геноцид

В 1887 году в попытке остановить вторжение кроликов из южных штатов Новый Южный Уэльс предложил 25 тыс. фунтов за эффективное естественное средство против кроликов. На предложение откликнулся сам Луи Пастер, в то время уже всемирно известный ученый. Его идея состояла в применении биологического оружия — бактерий Pasteurella multocida, вызывающих холеру у кур. На протяжении нескольких лет их эффективность тестировали на кроликах и даже пытались вывести селекцией более опасные штаммы. Животные в лаборатории действительно заболевали и умирали, но продемонстрировать, что кролики могут передавать эту инфекцию друг другу, не удалось даже Пастеру. Награда так и осталась в казне, а кролики продолжили размножаться.

Клен ясенелистный

Канада => Европа, Россия, Средняя Азия.

Растет быстрее большинства деревьев и вытесняет их из пойменных лесов. Мешает развитию молодых ив и тополей.

В 1950-х к борьбе с напастью подключили и вирусы: диких кроликов заражали смертельным для них миксоматозом, а домашним делали от него прививки. Эта мера даже сработала: к 1991 году диких кроликов в Австралии осталось всего… 300 млн. При этом большинство выживших получили устойчивость к миксоматозной инфекции. Кролики снова начали множиться, и уже вскоре люди стали тестировать новый инструмент кроличьего геноцида, калицивирус, вызывающий у кроликов геморрагическую лихорадку. Еще в 1995 году, до окончания работы, он «сбежал» из лаборатории, где держали инфицированных животных, и начал распространяться по континенту.

Яванский мангуст

Южная Азия => США, страны Центральной Америки и Карибского бассейна, Япония, Хорватия.

На всех островах, куда завезли этих животных, их планировали использовать для уничтожения мышей и крыс. Однако яванские мангусты предпочли более легкую добычу — яйца птиц, рептилий и амфибий. Многие из них стали редкими или даже приблизились к вымиранию из-за яванских мангустов.

Меньше чем за год калицивирус обосновался в штатах Виктория, Новый Южный Уэльс, Западная Австралия и Северная Территория и погубил более 10 млн кроликов. Но история повторилась: к 2010-му животные приобрели устойчивость к вирусу «из девяностых». Впрочем, выведение новых, более опасных штаммов сегодня организовано куда лучше, чем во времена Пастера, и в 2017 году на австралийские просторы были выпущены животные, инфицированные новым вариантом калицивируса, гораздо более заразным и смертоносным. Сражение продолжается.

Ага

Центральная и Южная Америка => Северная Америка, Испания, Япония, Тайвань, Таиланд.
Жаба-«универсал» поедает практически любых мелких животных. Выделяет крайне опасный яд, поэтому не имеет естественных врагов. Случаи отравления известны и для домашнего скота, и для людей.

Идеальный шторм

Большой загадки в этом локальном эволюционном успехе кроликов нет. На новом изолированном континенте они не встретили своих обычных врагов, зато нашли массу подходящей пищи. Паразитов, которые бы снижали их численность, не было ни в Австралии, ни в Тасмании и Новой Зеландии. Мягкие зимы позволили размножаться круглый год — а люди обеспечили кроликам отличный старт: поначалу их разводили не только ради еды, но и просто для создания милых пейзажей, напоминающих колонистам о лугах родной Англии. Плюс к тому фермеры вырубали плотные заросли, заполняя освободившуюся землю злаками и садовыми деревьями. В таком сообществе для кроликов было не просто больше пищи, ее еще оказалось легче добыть.

Каролинская белка

США, Канада => Великобритания, Италия,
Ирландия, ЮАР.

Переносит вирусы, поражающие обыкновенных белок. Конкурирует с ними и вытесняет их, ставя под угрозу исчезновения. Обдирает кору у европейских буков и белых кленов, отчего эти самые массовые западноевропейские деревья погибают.

Это был «идеальный шторм», совпадение многих факторов, подействовавших одновременно — и разрушительно. Ведь поначалу никто и подумать не мог, что кролики окажутся такой напастью, что из-за них начнут вымирать местные растения и птицы, а верхние слои почвы, лишенные защиты из листьев и корней, потеряют влагу и поддадутся чудовищной эрозии. Лишь теперь мы начинаем понимать, что для баланса в любом природном сообществе необходимы виды с разными экологическими ролями. Там, где есть травоядные, обязаны быть и хищники — иначе те уничтожат растительность. Многие деревья долго не протянут без грибов, и даже паразиты служат полезными ограничителями численности. Когда естественной регуляции нет, экосистему ждут большие неприятности.

Глобальная инвазия

Естественные ограничения сдерживают столь же естественное стремление любого организма к максимальному размножению и расселению. Но человек оказался новым фактором, разрушающим этот баланс. Он все быстрее перемещается по планете, преодолевая преграды в виде горных цепей и океанов, пустынь и тундры, и — вольно или невольно — переносит и попутчиков. Не встречая на новом месте заметного сопротивления, организмы могут стремительно размножаться, становясь агрессорами и разрушая локальные экосистемы.

Енот-полоскун

Северная Америка => Россия, Беларусь, Грузия, Азербайджан, Белиз, Япония, страны Западной и Центральной Европы.

Уничтожает аборигенные виды амфибий и рептилий. Успешно конкурирует с барсуком и вытесняет его.

Успешно конкурировать с аборигенами инвазивным видам помогает способность жить в широком диапазоне условий и питаться разнообразной пищей. Особое преимущество дают токсины, к которым местные конкуренты не успевают выработать противоядия. Проблема борьбы с ними состоит еще и в том, что масштабные попытки их уничтожить и «вернуть все как было» чреваты не меньшей опасностью, чем само появление чужеродных организмов в новой среде. Яды? Они поражают целые группы животных и растений без разбора. Естественные хищники? На новом месте и они нередко переключаются на местных, более доступных жертв.

Ротан

Российский Дальний Восток, Северная Корея, Китай => Европа (в том числе Россия), Казахстан, Узбекистан, озеро Байкал.

В водоемах без крупных хищников уничтожает все остальные виды рыб. Наносит значительный ущерб рыбным хозяйствам.

Остановить вторжение инвазивных видов, в общем-то, невозможно, история великого противостояния австралийцев и кроликов — яркое тому подтверждение. Их победный марш можно лишь замедлить, но для этого в битве должен участвовать каждый из нас. Во многих странах публикуются списки инвазивных организмов, с описаниями и фотографиями. Нашедшим новый потенциально опасный объект стоит сообщить о нем ученым (в России такой проект действует, например, для борщевика Сосновского) — в «штаб» борьбы с инвазией. Помнить о рисках, которые несет с собой любое распространение чужеродных видов. Призывать власти к принятию научно обоснованных и серьезных мер. В конце концов, самый успешный и опасный инвазивный вид — это человек, а значит, у нас есть шансы взять остальных под контроль.

Борщевик Сосновского

Кавказ, Закавказье, Турция => Европейская часть России, страны бывшего СССР и Восточной Европы.

Затеняет и вытесняет местные растения, стремительно размножаясь и распространяясь. Попадание сока на кожу вызывает тяжелые фотохимические ожоги, иногда даже опасные для жизни. Карта распространения борщевика Сосновского в России — borshevik.tilda.ws.



Сохрани статью себе в соцсеть!




Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *