Как поддерживать тепло семейного очага?

Ледяной зимний ветер с воем и свистом ворвался в печную трубу, как сова заухал, разворошив кучу остывших углей, и внезапно стих. Среди золы моргнул красным глазом уголек — печной дух проснулся.

Как поддерживать тепло семейного очага?

— Брр, до чего же холодно! — неодобрительно проворчал он. — Печь второй день не топится — непорядок. Что же это хозяева огонь в очаге не поддерживают? Может, уехали куда? — дух поежился от стужи и с интересом выглянул из печи.

В остывшей нетопленой хате сидели, отвернувшись друг от друга, хозяин с хозяйкой. Лишь завывание ветра за окнами нарушало тягостную тишину.

— Ишь ты, не уехали, — удивился дух. — А что ж печку не топят?

Хозяйка, дородная краснощекая молодица, поджав полные губы, недовольно зыркнула из-под соболиных бровей на своего благоверного и, заметив, что тот стучит зубами от холода, ехидно осведомилась:

— Замерз, поди?

Высокий русый мужик с окладистой бородой, напустив на себя безразличный вид, нехотя ответил:

— Самой-то не холодно? Сходила б лучше за дровами и печь растопила, — промолвил он, наблюдая за тем, как его жена зябко обхватила себя за плечи.

— Вот еще! — вскинулась женщина. — Я целыми днями напролет не покладая рук хлопочу по хозяйству: готовлю, убираю, стираю, за скотиной хожу. Так мне еще и дрова колоть? Нет уж!

Молодица вошла в раж, изливая мужу свое негодование. Уперев руки в бока, она с возмущением смотрела на мужа, который, по ее мнению, совсем не ценил ее стараний и усилий. Тот, услышав гневную тираду супруги, вскочил с места как ужаленный.

— А я что, по-твоему, сутками бездельничаю? И я не меньше твоего работаю! С утра до вечера в кузнице до седьмого пота вкалываю, молотом машу, чтобы было на что семью содержать. А ты даже печь растопить ленишься! Ждешь, что я за тебя твою работу выполнять стану. Э, нет! — стукнул кулаком по столу. — Не для того я женился, чтобы в холодной хате голодным сидеть.

И оба, не сговариваясь, вновь повернулись друг к другу спиной, взращивая в своей душе обиду.

«Поссорились, значит, — печной дух озадаченно почесал свой затылок. — Плохо дело. Надо бы мужа с женой помирить, пока их семейный очаг от холодности и непонимания совсем не погас. Сейчас все исправим», — улыбнулся в седые усы и, превратившись в сизый, едва заметный глазу дымок, проник в горницу.

Ежась от холода, муж тем временем принялся натягивать на руки варежки, чтоб хоть немного согреться. Исподтишка глянул в сторону жены: не смотрит ли? Не смотрит. Кутается в овчинный полушубок, который он ей прошлой зимой на ярмарке купил. Хотел было попенять благоверной: «Меня не ценишь, а сама вещи, которые я для тебя покупаю, носишь», — да не стал этого делать, сдержался, не желая в который раз выслушивать ее упреки.

Печной дух тихонечко пробрался в его рукавицы, подул горячим своим дыханием. Мужчине сразу тепло стало, руки вмиг согрелись. Залюбовался рукавицами: «Эх, хороши! Теплые, красные, шерстяные, а узор-то какой! Таких красивых рукавиц больше ни у кого нет, во всей округе не сыщешь. Она, женка его, сама своими руками их связала и на пятую годовщину свадьбы, что в народе зовется рябиновой, ему подарила».

— Мастерица ты, Авдотья, — не удержался от похвалы мужчина.

— Что? — молодица обернулась и удивленно взглянула на супруга. — О чем это ты?

— О рукавицах, — признался он. — Знатные, вмиг руки в них согрелись.

Губы Авдотьи расплылись в улыбке, взгляд потеплел.

— Для тебя, родного, старалась, угодить хотела, — ласково ответила мужу.

На щеках молодицы заиграл румянец.

— Рукодельница ты моя, — похвалил ее он.

— Да я-то что! — спохватилась женщина. — Это ты, Петруша, у меня мастер на все руки. Лучший в деревне! — с гордостью произнесла Авдотья, обводя взглядом горницу, в которой лавки, стол, сундуки и даже посуда были сделаны золотыми руками ее мужа. Таких добротных и красивых вещей из дерева, украшенных затейливой резьбой, ни у одной хозяйки не найдется.

Петр зарделся от теплых слов своей жены. Мужчине стало приятно, что она им так гордится, так восхищается его работой.

— Авдотьюшка, схожу-ка я дров наколю. В хате холодно, не дай Бог захвораешь, — обеспокоился он, заметив, что молодица дрожит, как осиновый лист.

— А я печь растоплю и опару поставлю, — засуетилась женщина. — Пирогов с капустой, твоих любимых, напеку. Ты ведь, поди, проголодался, — деловито произнесла Авдотья, вспомнив, что у мужа со вчерашнего вечера и росинки маковой во рту не было.

— Хозяюшка ты моя, — улыбнулся Петр, обрадовавшись пирогам с капустой.

Весело насвистывая, мужчина вышел из хаты во двор за дровами. Авдотья же принялась месить тесто и рубить капусту, чтобы побаловать любимого вкусненьким.

«Вот и славно, помирились», — довольно потер руки дух и юркнул за печку. Там, в укромном уголке, хозяйка для него каждый первый день нового месяца гостинчик оставляет: то блинок с молоком, то клубок красной пряжи, то разноцветные лоскутки ткани, чтобы задобрить дух дома.

Вскоре хата наполнилась ласковым теплом и ароматами свежей выпечки. Зазвучала гармонь и мелодичный женский голос завел задорную песню о любви к своему миленочку. В печи весело потрескивали поленья, согревая обитателей дома в этот снежный зимний вечер.

Пламя в семейном очаге запылало с новой силой стараниями доброго печного духа, напомнившего супругам о том, что внимательнее и ласковее следует относиться друг к другу. Не грозит стужа любящим и дружным.



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *