Что значит VANITAS для Давида Бейли?

Есть один не очень приятный момент, который переживает каждый: переход из бытия в небытие. Большинство старается об этом не вспоминать, но у некоторых одна мысль о неизбежности вызывает самые разнообразные чувства.

Д. Бейли, «Автопортрет с символами Vanitas», 1651 г.

Естественным почти для каждого человека является вопрос: а зачем вся эта жизнь? Кому это надо? Все закончится в свое время, но зачем это сейчас, все эти переживания, стремления, падения и взлеты и снова падения?

Кто-то гасит это в себе — слишком неконструктивный подход может привести к деградации. Кто-то пишет стихи или прозу. Художники пишут картины. Они выработали и язык, и стиль полотен, напоминающих о бренности жизни.

Стиль этот называется VANITAS. Было время, когда почти каждый художник так или иначе касался этого стиля. Кто-то использовал в картинах только элементы, кто-то насыщал этими элементами все полотно. Черепа, гниющие или червивые фрукты, погасшая, но еще дымящаяся свеча, часы (для наглядности — песочные, как бы показывающие, что время кончается) — практически стандартный набор для таких картин.

Как истолковать нарисованное художником? Нет ответа. Можно только удивляться замысловатости таких картин. Один из самых затейливых натюрмортов VANITAS написал Давид Бейли (David Bailly).

Давид Бейли (1584−1657) — уроженец Лейдена, учился у своего отца, затем у Якоба де Гейна. Путешествовал по Германии, по Италии. Его кисть получила признание, он работал для нескольких королевских и княжеских дворов Европы.

Картина VANITAS представляет его как превосходного мастера — настолько разнообразны предметы, которыми он заполнил полотно. Некоторые из них, бесспорно, определяют жанр картины, некоторые заставляют гадать: почему они в картине и какое у них скрытое значение?

Давид держит в руках свой автопортрет того времени, когда написано это полотно (ему 67 лет). Но в то же время он как бы «ушел в прошлое», написал себя молодого: «Все проходит!»

Таинственная головка женщины (вероятно, портрет жены художника в молодости, во время написания портрета ее уже не было в живых).

Автопортрет во время написания картины

Здесь же на столе — другие символы бренности: летающие мыльные пузыри, череп, дымящаяся свеча, увядающие пионы на столе и в вазе, прижатый книгой листок с надписью изречения пророка Экклезиаста «Суета сует, всё суета», песочные часы.

Но не может человек напрочь оторваться от своего мира, пока он на этом свете! Здесь все, чем он живет. В его руке — муштабель, его рабочий инструмент. На столе — флейта, на стене — копия с картины «Лютнист» Франса Хальса. Под картинкой — палитра (правда, девственно чистая). Женский портрет — жена художника. Две статуэтки: бюст девушки и связанный пленник. Есть и бокал с вином, и упавший бокал, золотые монеты и серебряная цепочка, коралловые или жемчужные бусы.

Лицо молодого художника серьезное, но не задумчиво-траурное. А с портрета пожилого смотрят глаза повидавшего жизнь, успешного человека. Успешность подчеркивается еще и тем, что на втором портрете яркое платье цвета бордо, а на первом — темное.

«Суета сует, всё суета»

Если отвлечься от символики, то обилие предметов в сюжете картины служит как бы рекламой возможностей художника. Зачем ему это нужно было? Быть может, он подвел итог своей жизни и решил показать, на что он был способен и на что он еще способен? От даты этой картины до кончины автора — еще шесть лет…

Так что с одной стороны — «помни о смерти», «суета сует — все суета», а с другой — да здравствует жизнь!



Сохрани статью себе в соцсеть!




Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *