Что не так с нашим миром? Кино для умалишенных

Ясный ум среди глупцов подобен человеку, у которого часы идут правильно, тогда как все городские часы поставлены неверно. Он один знает настоящее время, но что ему от этого? — весь город живет по неверно поставленным часам…
А. Шопенгауэр «Афоризмы житейской мудрости»

Поскольку выпала мне тут недавно на моем жизненном пути вдали от карьеры и суеты продолжительная пауза, я с радостью ею воспользовался для того, чтобы предаться самым достойным человеческим занятиям: спать вволю, есть в удовольствие, гулять на свежем воздухе, пописывать то, что угодно. И посматривать кое-какое зарубежное кино.

Что не так с нашим миром? Кино для умалишенных

Не знаю, что меня подтолкнуло, но перебрав капризно в длиннющем списке «лучших фильмов за всю историю человечества» не один десяток фильмов, я отчего-то остановился на фильмах Квентина нашего Тарантино. Наверное, чтобы немного взбодриться.

И начал неоригинально — с «Криминального чтива», которое я уже видел лет ххх тому назад, в этот раз, правда, решив все пересмотреть уже на языке оригинала, дабы понять всю глубину и красоту тарантиновских chefs-d’oeuvres.

Как вся образованная публика прекрасно знает, сюжет сего masterpiece весьма незамысловат: двое головорезов в исполнении суперкрутых Джона Траволты и Сэмюэла Джексона охотятся за неким чемоданчиком, по дороге отправляя на тот свет разных человеческих существ, по ходу действа ширясь наркотиками, накачиваясь алкоголем, покуривая траву и т. д.

Что не так с нашим миром? Кино для умалишенных

Брюс Уиллис в роли Бутча

В фильме присутствует и другая линия, с неким Бутчем, в исполнении не менее «великого» актера современности Брюса нашего Уиллиса, чей папенька в фильме проносил часы у себя в заднице, после чего они были вручены Бутчу как символическое наследие папеньки. Бутч, который также ловко орудует кулаками, элегантно отправляет на тот свет тех, кто встает у него на пути, ну и т. д.

Кровища льется размером с Миссисипи, библейские монологи героя Джексона насчитывают 102 раза заезженное уже до кости f*ck и f*cking, между делом другой герой умудряется вставить свой член в чей-то там зад, за что получает пулю в причинное место и очередной поток «высокофилософских» «факов» от того, в чьем заду побывал его член.

Ах, да, чуть не забыл: там еще есть крутейшая сцена с героиней Умы Турман и героем Траволты, где она накачивается кокаином, отключается, а он ей со всей дури втыкает иглу с адреналином прямо в сердце, от чего она просыпается с торчащим из груди шприцем. В общем, всем весело, а фильм крутой.

Вторым фильмом, который я пересмотрел, был «Джанго освобожденный», в котором примерно то же, что и всегда у Тарантино: реки крови, кишки и черепки во все стороны, психопат от ДиКаприо и ежеминутное унижение чернокожих с избиениями, пытками и sexual harassment — любимая в США тема рабства не обойдена.

Третьим фильмом были «Бешеные псы». Наверное, самый простой из всех фильмов Тарантино — ни тебе спецэффектов, как в «От рассвета до заката», ни лихо закрученной сюжетной линии, где фиг поймешь, где начало, где конец, вообще ничего. Только кровища, кровища, кровища. 100 раз произнесенные f*ck и f*cking. Очередной психопат, отрезающий уши и обливающий бензином свою жертву, чтобы заживо сжечь, и… больше ничего. Если бы не океаны крови, можно было бы даже заскучать.

Впечатление от вечерних киносеансов у меня осталось с одним простым вопросом: а не сошел ли, в очередной раз, мир с ума, посчитав в свое время это психопатическое уродство чьим-то там гением, воздыхая и восхваляя на все лады дегенерата-автора?

Я даже специально полез на форумы, чтобы непривычно сравнить свои впечатления с мнениями уважаемой толпы. И получил то, что знал заранее: 1% имели примерно такое же мнение, что и я, остальные 99% на все лады превозносили и восхваляли «творца», «гения», «мастера Квентина, мать их, Тарантино».

Так что тут, черт побери, происходит? Не посходили ли с ума наши уважаемые сограждане, нахваливая на все лады эту откровенную перверсию под видом какого-то там киноискусства?

А происходит, на мой взгляд, примерно следующее:

1. Реки крови, крутые чуваки, незамысловатые диалоги с нецензурной лексикой, цели героев — ограбление банка, надрать задницу другим чувакам, «ширнуться» и «пыхнуть», как и всегда, верняком находят свою благодарную, незамысловатую публику. Это ведь не Иисуса Христа критиковать с его утопией братства и равенства. Если, конечно, он так же в крови не плавает, как у Мела нашего Гибсона в «Страстях Христовых». Больше крови — однозначно больше рейтинги.

2. Тарантино награжден разными «Оскарами» и «Глобусами» за ряд своих фильмов («Джанго освобожденный», «Омерзительная восьмерка» и т. д.), то есть он — признанный творец и художник, критики вознесли его до небес, старшие товарищи тоже одобрили. А кто мы такие, чтобы не побежать за всем стадом и не заблеять, как все они: «Ах, Квентюшка, твои фильмы гениальны, глубокомысленны, метафоричны…» Ну и т. д. Хвалит большинство — хвалим и мы. По факту, все его фильмы — это грубый микс кровавой бани, самых примитивных инстинктов, грязи, мата и некоторых неожиданных решений, вроде титров в середине фильма.

Что не так с нашим миром? Кино для умалишенных

Квентин Тарантино

3. В голливудском кино, в отличие от «совкового», как его называют его не-сторонники, герой — в большинстве случаев антигерой. Преступник, наркоман, откровенный психопат, дебил. (Эта линия у нас была заложена еще М. Ю. Лермонтовым со своим Печориным в «Герое нашего времени».) Но дебил симпатичный, со своей бунтарской историей, или даже без — когда американцам лень долго объяснять, за что главный герой зол на весь мир.

А антигероем, в отличие от героя истинного, творящего добро, быть в наше время — ох, как скучно. Если в кино не бухают каждые пять минут, не ходят со свисающей сигаретой в углу рта, не матерятся и не добиваются своей справедливости кулаками и кольтом, а говорят что-то вроде: «Ребята, давайте жить дружно», — и подставляют правую щеку, то рейтинг у такого кино будет ниже плинтуса.

Что не так с нашим миром? Кино для умалишенных

И еще получается, что в фильмах Тарантино, как и в некоторых других местах, мы ищем черную кошку в темной комнате, в которой ее нет: ищем какие-то там потайные смыслы и аллегории в море крови, насилия и мата. А, как известно, если упорно искать, то можно найти все, что надо найти.

Большая часть американского искусства с середины ХХ века, начиная от литературы и кончая тем же кино, — это искусство примитивизма и грубости. Где диалоги и язык просты и примитивны, герои придуковаты и цели их понятны, а основной упор в том же кино делается на спецэффекты, умение возмущать, скандализировать и эпатировать, но снова весьма примитивными вещами — иначе туповатый зритель в своей массе не поймет и уйдет. И тогда cash box-а не будет.

Что не так с нашим миром? Кино для умалишенных

Посадите нормального, еще неиспорченного молодого человека середины ХХ века или, например, индейца племени кечуа, знакомого с насилием, перед телевизором — и ведь оба не поймут, ужаснутся тому кровавому зрелищу, которое развернется перед ними под соусом «современной нормы».

Мне не кажется, я знаю, что мы тяжело больны. Эстетика насилия и смерти давно проповедуется так называемыми гениями от синематографа. Больны, если это считаем искусством, заслуживающим нашего внимания, к которому стоит тянуться и приобщаться.



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *