Кто сочинял для советских фильмов песни беспризорников?

Одним из безусловных достижений советской власти была практически полная ликвидация такого постыдного явления, как детская беспризорность. Беспризорников с лихвой хватало и в Российской империи, а после Гражданской войны их число возросло многократно.

Кто сочинял для советских фильмов песни беспризорников?

О том, насколько непростой была работа по возвращению полукриминальных отбросов в лоно общества, хорошо рассказано в двух художественно-автобиографических книгах — «Педагогическая поэма» и «Республика ШКИД».

Кто сочинял для советских фильмов песни беспризорников?

Если первую написал известный педагог Антон Макаренко, то авторами второй выступили два бывших беспризорника — Григорий Белых и Леонид Пантелеев (псевдоним Алексея Еремеева). Обе повести были экранизированы в советском кино, но так как темой моих статей являются саундтреки, то мы поговорим только о «Республике ШКИД», отметившейся парой замечательных песен — «По приютам я с детства скитался…» и «У кошки четыре ноги».

«Республика ШКИД» (1966)

На некоторых сайтах (даже таких авторитетных, как kino-teatr.ru) до сих пор можно встретить ремарку, что слова и музыка этих песен «народные». Что, мягко говоря, не совсем так. У них есть конкретный композитор — Сергей Михайлович Слонимский, которому вообще не везло с «авторской известностью».

Например, наследники Владимира Высоцкого до сих пор не верят, что музыку к песням из к-ф «Интервенция» — «Деревянные костюмы» и «До нашей эры соблюдалось чувство меры…» — сочинил другой человек, а не их (безусловно, талантливый) предок.

Сергей Слонимский:
«Я очень люблю блатную песню. Ее можно назвать и авторской. Например, песни Городницкого или Высоцкого можно отнести к ним. По интерпретации. Я люблю бытовую блатную песню и считаю ее частью городского фольклора».

По словам Слонимского, к работе над фильмом его привлёк режиссёр Геннадий Полока, которому очень понравился цикл «Песни вольницы» на слова русских народных песен. Чтобы лучше понять, над чем придётся работать, композитор обратился за помощью к Леониду Пантелееву (он был соавтором сценария) и директору «Ленфильма» Илье Киселёву — тоже бывшему беспризорнику. Оба пытались вспомнить и напеть Слонимскому фольклор своего босяцкого детства. Правда, они сильно сомневались, что профессиональный композитор сможет аутентично передать столь специфический материал.

Взять хотя бы заглавную песню, которую в начале фильма талантливо отстукивает по зубам «хор» беспризорников.

Сергей Слонимский:
«Он (Пантелеев — С.К.) вспомнил лишь одну строчку: „По приютам я с детства скитался, не имея родного угла. Ах, зачем я на свет появился, ах, зачем меня мать родила…“, а дальше забыл. Я сказал: „Попробую сочинить мелодию. Если она вам понравится, вы напишете мне ещё два куплета, не понравится — я отказываюсь писать музыку“. Но мелодию я подобрал достаточно быстро…
…Когда я спел песню, то Пантелеев вдруг заплакал: „Это та самая мелодия, которую я забыл!“ Конечно, не та самая, но значит — попал. …Автор, когда смотрел фильм, то все ругал: и Юрский не похож на Викниксора, и всё не похоже, только музыка похожа на настоящую…».

Похожая история произошла и с коротенькой песенкой «У кошки четыре ноги», которую в фильме исполнял малолетний босяк по кличке Мамочка. Илья Киселёв целый час пел Слонимскому фольклор беспризорников, среди которых была и песня про независимую кошку.

Услышав напев, композитор уверенно сказал: «Это же типичный фокстрот». «Ой, нет, — запротестовал Киселёв, — та звучала жалостливо…». Когда же Слонимский переделал мелодию по-своему, всем показалась, что так и было.

Надо отметить, что «Кошка» получилась не только жалостливой, но и одновременно угрожающей (особенно это слышно в её инструментальной обработке).

Несмотря на свою миниатюрность, эту песню не раз перепевали. Например, Борис Гребенщиков записал её на своём сборнике советских каверов «Чубчик» (1996).

А в 2013 году фолк-рок-группа ОТАВА Ё записала расширенную версию «Кошки», дополнив её собственными мелодиями и текстами («А ты не бей кота по пузу…»).

Сергей Слонимский:
«Если не можешь песенку сочинить, то не надо оперы писать. А если не можешь оперу написать, то слишком гордиться тем, что получилась песенка, тоже не стоит.
…»У кошки четыре ноги» — я таких песенок могу написать десяток в день".

«Кортик» (1973)

Ещё одну знаменитую песню беспризорников мы можем услышать в к-ф «Кортик», снятом режиссёром Николаем Калининым по детской детективной повести Анатолия Рыбакова.

У Курского вокзала
Стою я молодой,
Подайте Христа ради
Червонец золотой.

Вот господин какой-то,
А рядом никого,
Цепочка золотая
На брюхе у него.

Куда спешишь ты мимо?
Послушай, не греши,
Отдай цепь-цепь-цепочку,
А после уж спеши…

Слова к ней сочинил Булат Окуджава, хорошо знакомый с дворовым фольклором. Хотя Окуджава сам был известным автором-исполнителем, в фильмах 1970-х годов он выступал в основном в роли поэта («Белое солнце пустыни», «Соломенная шляпка», «Приключения Буратино»), а музыку писали профессиональные композиторы. В «Кортике» таким композитором стал Станислав Пожлаков.

Вместе с Окуджавой он также написал для фильма «Песню красноармейца» («Вслепую пушка лупит…»). Она звучит на экране в двух версиях — медленной и энергичной.

В то время Булат Шалвович ещё не был убеждённым антисоветчиком, поэтому без смущения сочинял песни, воспевающие «комиссаров в пыльных шлемах». А вот с рок-музыкантом Егором Летовым произошла обратная эволюция.

В 2002 году он выпустил свой сборник советских каверов «Звездопад», который открывался как раз «Песней красноармейца». Несмотря на панковскую аранжировку, Летов исполнил песню настолько искренне, что снискал одобрение у самого Пожлакова (так же отнёсся и Юрий Энтин к летовскому каверу на «Луч солнца золотого»).

* * *
Раз уж мы заговорили о Пожлакове, то не помешает упомянуть его песню, написанную для детского фильма «Боба и Слон» (1972) на стихи Глеба Горбовского. Пишут, что в фильме её исполняли Дима и Ира Кирюхины.

Композиция о розовом слоне, который в неволе заскучал и стал серым, надолго запомнилась слушателям. Её перепевал Евгений Осин, а Сергей Трофимов — видимо, подсознательно — «скопировал» часть мелодии в своей песне «Ветер в голове».

А завершить свой цикл я хочу подзабытой, но не менее яркой, песней из «Макара-следопыта» — ещё одного приключенческого детского фильма, посвящённого временам Гражданской войны.

К сожалению, об истории песни «Дружба, нас веди…» мне ничего выяснить не удалось. Зато известны её авторы (композитор Виктор Лебедев, поэт Лев Куклин) и исполнитель — Виктор Кривонос (к слову, именно он пел за Кащея в к-ф «Новогодние приключения Маши и Вити»).



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *