Как проявили себя настоящие генералы РККА летом 1941-го?

В армиях мирного времени происходит некая сепарация старших офицеров и генералов. Хорошие вояки редко умеют правильно подлизаться к власть имущим. Посему в высший генералитет по мере выхода на пенсию старых львов, заслуживших свои звания на поле боя, постепенно пролезают не военные, а политики.

Командующие фронтами ВОВ. Сидят, слева направо: И.С. Конев, А.М. Василевский, Г.К. Жуков, К.К. Рокоссовский, К.А. Мерецков. Стоят, слева направо: Ф.И. Толбухин, Р.Я. Малиновский, А.А. Говоров, А.И Еременко, И.Х. Баграмян

В СССР к лету 1941 года в высшем генералитете было полно бумажных генералов. И хорошо, если такой генерал все-таки был честным человеком. Например, командующий ВВС Западного Особого Военного Округа, узнав, какие потери прямо на земле понесла авиация округа из-за его дурацких приказов — просто застрелился. Он был отличным асом, мог хорошо командовать эскадрильей, может быть, даже полком, а вот командующий ВВС округа из него был никакой — и это стало одной из причин краха советских ВВС в 1941 году.

А вот командующий округом, генерал армии Павлов, человек…

  • разрешивший отпуска своих командиров летом 1941-го;
  • перенесший с 14 на 22 июня выход войск округа из казарм рядом с границей в летние лесные лагеря, из-за чего целые армии попали прямо в казармах под ураганный артобстрел из-за границы;
  • приказавший перед самой войной разоружить истребители округа, сняв с самолетов пушки и пулеметы;
  • остановивший на уровне командования округом приказ Генштаба о приведении подчиненных ему войск в состояние повышенной боеготовности, чтобы рядовой состав был разбужен, вооружился и был выведен из казарм в окопы…

…стреляться не стал. И сегодня почему-то считается не предателем, а дураком на слишком высоком для него посту. Хотя то, как он привел к началу войны вверенный ему военный округ в небоеготовное состояние, казалось бы, говорит само за себя.

Уничтоженная советская автоколонна и тела погибших красноармейцев на дороге между Белостоком и Волковыском

Многие генералы в неразберихе первых дней гибли, попадали в плен или бежали от врага, бросив подчиненные им войска на произвол судьбы.

Но были и настоящие военные, настоящие комдивы — они не бросали подчиненных, они с боями сдерживали врага на заданном им рубеже, а потом, держась все вместе, выходили из окружения со своими дивизиями.

Уже писали о генералах Крейзере, Руссиянове, Петрове, Лукине. Но умных комдивов и командармов на самом деле было намного больше. Вот еще несколько имен, ставших знаменитыми летом 1941 года.

И. Д. Черняховский

Подполковник Иван Данилович Черняховский встретил войну в должности комдива 28-й танковой дивизии. Под Шауляем. Его командир корпуса потерял управление дивизиями, был разбит и попал в плен.

Иван Данилович Черняховский

А 28-я танковая быть разгромленной не спешила. Теряя танки, она упрямо отбивалась, атаковала, стояла в обороне, выходила из многих окружений. Потеряв в боях почти все танки, вышла к своим и снова участвовала в боях. В декабре 1941-го была переименована и переформирована в 241-ю стрелковую дивизию.

За 1941 год комдив награжден не был, но ему было присвоено звание полковника, что означало подтверждение его должности. Все-таки когда подполковник дивизией командует, это очевидное временное исполнение обязанностей, а раз командир получил следующее звание — значит, в должности утвержден.

В 1942 году Черняховский назначен вначале командовать корпусом, потом армией, фронтом. А начало своей славы хорошего военачальника он заработал именно в самом начале войны — под Шауляем.

К. Н. Галицкий

Галицкий Кузьма Никитович начал войну под Лидой, командуя 24-й стрелковой дивизией. Занял оборону и держал ее вплоть до 29 июня. К этому времени немцы бросили попытки пробить оборону дивизии и обошли ее. Оказавшись с тылу у немцев, генерал оставил позиции и лесами вывел части дивизии к нашим.

Была лишь одна проблема — на Западном Фронте немцы создали хитрую формацию «котла в котле». Дивизия Галицкого держала оборону возле границы. Когда они вышли из созданного немцами котла, просто оказались в огромном «внешнем» котле, завязанном немцами аж за Минском. Чтобы выйти из этого сверхкотла, дивизии пришлось с боями пробиваться аж 400 километров. По пути они пускали немцам кровь, где получалось, обстреливали колонны врага и громили их, добывая необходимые дивизии горючее и провиант.

Нагло днем захватили мост через Березину и держали его под обстрелами и бомбежкой, пока не переправилась техника дивизии. Отчаявшись захватить мост обратно, немцы разбомбили его. Технику, которая не успела переправиться, «перетягивали» на другую сторону реки по дну при помощи танков и тракторов, переправившихся первыми. Для пехоты и повозок была сделана понтонная переправа. Дивизия переправилась и ушла в леса, оставив немцев с разбомбленным ими же стратегически важным мостом через Березину.

Галицкий Кузьма Никитович

В середине июля дивизия с боем прорвалась к своим, ударив в спину обороняющуюся часть немцев и разгромив их. Это группа человек в 10−20 должна прятаться от патрулей и секретов немцев, а когда на прорыв идет дивизия, с артиллерией и танками, да ударяет внезапно… В общем, в том месте, где выходила из окружения дивизия Галицкого, они просто перебили всех, кто им мешал прорваться, выжили только те немцы, которые успели убежать.

После выхода из окружения Галицкий получил под свое командование корпус. Участвовал в Смоленском сражении, в августе 1941 г. был тяжело ранен, после чего провел по госпиталям целый год. Командовал армиями, войну закончил на Балтике под Пиллау.

А. В. Горбатов

Комбриг Александр Васильевич Горбатов встретил войну на западном направлении в должности заместителя командира корпуса. Будучи в ходе смоленского сражения отрезан от частей корпуса наступавшими немецкими войсками в районе Ярцева, переподчинил себе отступавшие в беспорядке наши части и организовал оборону железнодорожного узла Ярцево.

Держал оборону против рвавшихся туда немецких танков четыре дня. Был ранен и отправлен в госпиталь. И только тогда его переаттестовали в генерал-майора.

Командующий 9-й армией США генерал-лейтенант Симпсон вручает орден «Легион Почета» командующему 3-й армией Герою Советского Союза генерал-полковнику Александру Васильевичу Горбатову

А до этого в 1937 году он был репрессирован, осужден по 58-й статье и даже успел доехать доехать до Колымы. Его дело было пересмотрено в марте 1941 г. вместе с многими другими — и на фронт он поехал, не успев получить отобранные при аресте ордена и пройти переаттестацию.

К. К. Рокоссовский

Константин Константинович Рокоссовский начал войну в должности командира 9-го механизированного корпуса. Участвовал в крупнейшем танковом сражении 1941 года за Дубно-Луцк-Броды.

После сражения активной обороной сдерживал наступление немцев, атакуя из засад по принципу «ударил-отступил». За успешные боевые действия против немцев был награжден в июле 1941 года орденом Красного знамени. И назначен 11 июля 1941 года командующим 4-й армией Западного фронта взамен арестованного и впоследствии расстрелянного А. А. Коробкова.

Прибыв на место дислокации штаба, Рокоссовский обнаружил, что армии нет. Она осталась и погибла или была взята в плен у госграницы и далее по пути отступления на восток.

В штабе фронта прибывшему Рокоссовскому была выделена группа штабных командиров, радиостанция и два автомобиля. Армии не было, но из отступавших в панике бойцов и командиров генерал сумел создать «группу Рокоссовского», которая пробила кольцо окружения вокруг 19-й и 22-й армий Западного фронта, дав им возможность выйти из несостоявшегося котла.

Командующий Донским фронтом К. К. Рокоссовский на наблюдательном пункте в районе Мариновки

Собранные и реорганизованные Константином Константиновичем части и соединения были названы 16-й армией (второго формирования), а командармом был назначен Рокоссовский. Молодой командарм получил звание генерал-лейтенанта.

При октябрьском наступлении немцев часть 16-й армии попала в котел под Вязьмой, но часть ее вместе со штабом сумела выйти из окружения — и в октябре 1941-го Рокоссовский формировал новый фронт обороны Москвы, сдерживая наступление немцев. Тот самый знаменитый рубеж обороны Красная поляна-Крюково-Истра держали именно рокоссовцы. Сначала войска под его командованием сдержали наступление врага, а потом, получив подкрепление, гнали от Москвы. Рокоссовский за битву под Москвой был награжден орденом Ленина.

Да, кровавая это оказалась штука — выявление в самом начале Великой Отечественной войны генералов, не способных командовать. Дорого это стоило РККА в 1941-1942 годах, пока войсками не начали командовать настоящие генералы.



Сохрани статью себе в соцсеть!




Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *