Как нельзя покупать хачапури?

Как правило, работа в лагерях летнего детско-подросткового отдыха, которые были достаточно широко распространены по территории всего Союза, организовывалась в несколько смен: как минимум, в две, но бывало и такое, что в три-четыре. Одни, уже отдохнувшие пионеры, уезжали, но на смену им тут же приезжали новые. Те, которым ещё предстояло отдохнуть.

Как нельзя покупать хачапури?

Конечно, могли быть и варианты. Кто-то (как правило, те, у кого были какие-то сложности с дедушками и бабушками) по окончанию первой смены мог остаться и на вторую. Остальных же обычно централизованно, в компании иных, точно таких же, вывозили с сопровождающими из мест отдыха к местам постоянной дислокации.

Но были и такие, которые после смены уезжали без каких сопровождающих к дедушкам или бабушкам. Видимо, при подписании договора с лагерем родители таких давали что-то типа своего согласия — мол, не возражаем, что мой сын (дочь) имярек такой-то (такая-то) по окончании смены самостоятельно уедет туда-то. Наверное, как-то так. Точно уже не помню, но не в этом суть данной истории из жизни.

А суть в том, что как-то и мне из такого детского лагеря под Краснодаром пришлось выбираться самостоятельно. Поэтому ещё во время смены, в один из выходных, я (естественно, с разрешения лагерного начальства) поехал в Краснодар, чтобы на железнодорожном вокзале в кассах предварительной продажи билетов купить себе проездной документ до Белгорода. Естественно, за компанию со мной увязались ещё человека три-четыре. В их числе — Витя. Тот самый, что как-то со мною в паре на огурцах работал.

Купили мы мне билет, вышли с вокзала, а там, на привокзальной площади, — тележка такая, с тентованным навесом, и с неё какая-то тетка в белом переднике продает… ХАЧАПУРИ! Мы все, естественно, ни сном ни духом, что это такое. Но! Очередь к этой тележке довольно приличная. Значит, вещь, стопудово стоящая. Да и куда нам торопиться в выходной день? Обратно в лагерь, что ли?!

Ну, мы проверили денежную наличность по карманам и встали в хвост очереди к этой тележке.

А очередь такая… Немного нервная. Как только какая заминка у тележки, народ начинает вопить на всю привокзальную площадь: «Ну, что встал?!! Получил требуемое и отошел! Не задерживай очередь!» Да и сама продавщица — тоже тетенька такая… Не промах: «Ну, что встал? Я тебе не Сберегательная касса, медяков у меня нет, а если пяти копеек так жалко, то вон, троллейбусная остановка. Съезди до центра и обратно, меди полные карманы будут! Тогда и подходи за хачапури. А сейчас… Отойди в сторону! Не мешай, не задерживай очередь!»

В общем, любая задержка в месте непосредственного получения хачапури ни продавщицей, ни очередью никак не приветствовалась. Естественно, и мы это прекрасно поняли. Приготовили мелочь, чтобы без сдачи — на пару хачапури, стоим, ждем, когда от неё можно будет избавиться. И… Наконец-то… Подошла она, очередь наша! Тот из нас, кто с деньгами, уже приготовился, чтобы с ними расстаться, но тут…

Тут на передний план вышел Витя, ненавязчиво оттеснил в сторону того, который с деньгами, поправил очки и наклонился над тележкой так, что от её верхней поверхности, к которой прикреплена какая-то небольшая бумажка, и до его глаз остается сантиметров десять-пятнадцать… Вот Витя наклонился к этой бумажке и… И начал водить головою — слева направо и обратно. Водит и читает вслух: «Хачапури такие-то, цена такая-то, мука пшеничная — столько-то грамм, яйцо — два штуки, сыр сулугуни — столько-то грамм»… Ну, и всё остальное — в том же духе.

Как только Витя выдвинулся вперед, наклонился к тележке и стал вслух, размеренно читать про эти хачапури… И продавщица, и вся толпа в очереди — все (и мы в том числе!) замерли. Можно было бы подумать, что всех парализовало, если бы весь народ не повторял синхронно за Витей движение головой — слева направо и обратно.

И вот Витя читает, а все стоят, молчат, только головой водят из стороны в сторону.

Читал Витя, читал. Минуты три-четыре, не меньше. Но, наконец-то… Прочитал всё, что было написано на бумажке рядом с лючком, из которого продавщица доставала хачапури… Прочитал, поднял голову, подумал. Ещё немного подумал, потом поправил очечки, посмотрел внимательно на продавщицу, ещё раз поправил свои окуляры и… И спрашивает так предельно спокойно и очень вежливо (чувствуется, из интеллигентной семьи мальчик!), обращаясь непосредственно к стоящей перед ним женщине в белом переднике: «И что? Это всё у вас есть в наличии?!»

А дальше… Та самая знаменитая пауза, которую ещё великий и могучий Николай Васильевич в своем «Ревизоре» описал. И хорошо, что мы Витю лучше, чем все остальные, присутствовавшие при этом, знали. Соответственно, быстрее их поняли, что бить-то, может, нас сейчас и не будут, но орать сильнее сирены оповещения воздушной тревоги и громко ногами топать — и к бабке ходить не надо. Поэтому мы быстро-быстро, пока остальная толпа не опомнилась, подхватили Витю под его белы рученьки и — давай, боже, ноги. Ноги!

В общем, от праведных подзатыльников мы удачно слиняли, но вот хачапури попробовать… Увы, в тот раз так и не довелось!



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *