Криптокотики и другие криптоколлекции

Технологии блокчейна впервые надежно и легко привязали цифровой код к его владельцу. Они позволили проводить платежи в криптовалютах и заключать контракты, условия которых автоматически прописываются в распределенной базе блокчейна. Здесь они открыты для всех участников, практически не могут быть подделаны или удалены: где бы ни появился фрагмент кода, мы сможем проследить его происхождение и всю прошлую судьбу. Неудивительно, что именно блокчейн привел к рождению первых коллекций цифровых артефактов. За право «переписать» некоторые из них на себя азартные собиратели уже выкладывают десятки тысяч долларов.

Криптокотики и другие криптоколлекции

Цены на некоторые криптораритеты не должны удивлять: обычный цифровой контент можно скопировать бесконечное число раз — и кого бы заинтересовали идентичные Моны Лизы, которые может размножить любой желающий? Такие репродукции продаются по цене печати. Однако архитектура блокчейн-систем позволяет жестко ограничить количество генерируемых в них единиц, токенов, как ограничен общий объем валюты в системе Bitcoin. Этот цифровой дефицит плюс равенство и взаимозаменяемость токенов и их жесткая привязка к владельцу создают условия для полностью виртуального обмена и купли-продажи.

В этом легко рассмотреть иронию жизни: охранители контента, держатели копирайтов годами искали все более жесткие меры для того, чтобы ограничить несанкционированное копирование и скачивание, но решение нашли те, кто обычно им противостоит и кого чаще зовут цифровыми анархистами. Сетевые сообщества программистов разрабатывали все более остроумные технические инструменты для «распределенного» общества будущего, которое сможет обходиться без центрального управления финансами и договорами. Это потребовало создания саморегулирующихся систем идентификации цифровых данных — и привело к появлению блокчейна и криптовалют.

Криптокотики и другие криптоколлекции

От обычных «виртуальных монет» токены криптоколлекций отличаются тем, что они неодинаковы, а значит, не взаимозаменяемы. Вам, в общем-то, все равно, какой именно купюрой владеть, главное — ее номинал. Но если купюра окажется редкостью, она может стоить куда дороже. Так и каждый «коллекционный» токен содержит собственный уникальный фрагмент кода, который генерируется в соответствии с определенным алгоритмом. Сколько конкретно стоит каждый из них, решают рынок и интерес других участников сети. Дефицит, уникальность и обладание — на этих опорах стоит любое коллекционирование, будь то марки, монеты, бейсбольные карточки или виртуальные котики.

Криптокотики

Первые попытки создать невзаимозаменяемые токены (Non-Fungible Tokens, NFT) — такие как цифровые карточки Rare Pepe, обыгрывающие интернет-мемы с лягушонком Пепе, — состоялись 1,5−2 года назад и прошли мимо широкой публики. Зато они привлекли интерес биткойн-сообщества, и вскоре собственный протокол для работы NFT-токенов появился в крупнейшем сообществе Ethereum. Уже с конца 2017 года эксперты диагностировали «лихорадку криптоколлекционирования». Первым ее симптомом стала реализованная на Ethereum блокчейн-игра CryptoKitties.

Криптокотики и другие криптоколлекции

Уникальные свойства каждого коллекционного кота задаются набором из 12 генов, прописанных в NFT-токене. Родительские гены комбинируются в соответствии с секретным алгоритмом, создавая новые характеристики. В секрете держатся и связи между генами и признаками — энтузиасты выяснили лишь некоторые из них.

Запуск проекта состоялся в октябре 2017-го, и до декабря 2018 года каждые 15 минут разработчики из стартапа Axiom Zen будут пополнять блокчейн новым токеном-«котиком», пока численность этого поколения не дойдет до предела, устанавливающего дефицит: в данном случае 50 тыс. штук. Между участниками сети они распределяются автоматически, и судьба каждого котика фиксируется смарт-контрактами в блокчейне. Коллекционер может продать или приобрести эти токены на аукционе, причем уже к концу 2017 года стоимость самого первого и дорогого котика превысила 100 тыс. долларов, а транзакционная нагрузка на сеть Ethereum достигла рекордных значений.

Проект CryptoKitties недаром называется игрой: участники могут сами выводить котиков нового поколения, «скрещивая» коды имеющихся у них токенов. Каждый потомок комбинирует «гены» котиков-родителей, что отражается на его внешнем виде: карточки сопровождаются симпатичными картинками. Как и в жизни, некоторые «гены» будут доминантными и определят облик нового котика, а другие, рецессивные, могут появиться лишь у его потомков. Но поскольку число токенов нулевого поколения в системе ограничено (как и количество «генов» ограничено 12), в общей сложности могут быть созданы, проданы и куплены порядка 4 млрд разных криптокотиков. За ними и гоняются криптоколлекционеры, которые уже потратили на проект в общей сложности больше 23 млн долларов.

Криптокотики и другие криптоколлекции

Криптошедевры

Вокруг CryptoKitties мигом выросла своя субкультура, появились дополнительные сервисы, онлайн-форумы, конкурсы и аукционы. Проект CryptoKittydex собирает подробную энциклопедию криптокотиков, их «генов» и признаков, позволяя коллекционерам с умом подойти к покупке и созданию токенов с самыми редкими и ценными — или просто самыми «мимимишными» чертами. Авторы из Axiom Zen держат точный алгоритм генерации и смешивания признаков в строгом секрете, но энтузиасты продолжают вскрывать то один, то другой нюанс его работы.

Дефицит токенов с востребованными признаками и четкая привязка токенов к владельцам создали питательную среду, ценность в которую принесли уже сами коллекционеры. На онлайн-аукционах, таких как Rare Bits, бывает не протолкнуться, и растут они как на дрожжах: следом за CryptoKitties появились десятки других «коллекционерских» проектов на основе NFT-токенов. Роботы и супергерои, карточки древних богов и просто знаменитых шедевров живописи: токены CryptoMasterpieces содержат изображения легендарных работ Микеланджело, Ван Гога и Кандинского. Каждый из них может существовать в блокчейне лишь в единственном экземпляре, как и в реальной жизни, — и как знать, не сравняется ли стоимость криптокарточек и шедевров спустя какое-то количество лет.

Дмитрий Стародубцев, системный архитектор блокчейн-проектов, создатель сyber•Fund, Satoshi•Fund, «Голос»

Криптокотики и другие криптоколлекции

«Уже сегодня видно, что концепция NFT намного шире простого криптоколлекционирования. На ней реализован, например, мир виртуальной реальности Decentraland, пользователи которой могут исследовать чужие участки мира или строить свои. «Участки земли» здесь могут стоить не меньше, чем настоящие. С использованием NFT Ethereum создается и новая система адресации ENS, альтернативная обычным интернет-доменам DNS».



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *