Как спасает кототерапия? Часть 3

Очнулся или проснулся он от того, что до его слуха долетали какие-то непонятные звуки. Чуть-чуть приоткрыв глаза, Артём Иванович увидел свою сестру, которая, присев на краешек кресла, расположенного напротив дивана, то ли плакала, то ли сдавленно дышала.

Как спасает кототерапия? Часть 3

То, что звуки исходили именно от неё, Артём Иванович даже не сомневался.

«Видимо, я всё же умер, а Аннушка плачет», — подумал он. Но через несколько секунд он всё-таки сообразил, что если бы он умер, то находился бы, наверное, сейчас не дома, а где-то в другом месте. И окружать его должна была не старенькая мебель и висевший около дивана коврик, да всхлипывающая сестра, а ангелы или кому там ещё по такому поводу полагается присутствовать…

— Что-то ты совсем разоспался сегодня, — внезапно подняв голову, произнесла Анна Ивановна, увидевшая, что брат зашевелился. — Времени два часа дня, а ты спишь, как младенец. Да ещё событие такое, — она помолчала и потом начала зачем-то протирать стёкла очков и под конец высморкалась в старый, почти ветхий, платок — на нашу голову свалилось… Между прочим, невесёлое, — снова помолчав, добавила она.

— Какое ещё событие? — окончательно проснувшись, удивился Артём Иванович, и всё-таки решил уточнить: — Я что — умер, да?

— Шутник! — сестра поднялась с кресла, с укором глядя на него. — При чём тут ты? Кот сдох! Зашла я к тебе утром сказать, что в магазин собираюсь и чтобы ты не беспокоился, если не застанешь меня дома, а он, бедный…

Она снова стала вытирать передником глаза.

Надо сказать, что как только Рыцарь изменил свой распорядок дня и стал исправно дневать и ночевать дома, Анна Ивановна, недолюбливавшая этого «прохиндея» раньше, теперь как-то незаметно привязалась к нему. Вылавливала ему из супа кусочки мяса, да побольше, молоком поить старалась только «сегодняшним». От такой любви домашний кот обзавёлся гладкой, чуть ли не блестящей шерстью. У него даже хвост оброс и перестал походить на облезлую палку. Пушистым он так и не стал, но в мягкости этому кошачьему причиндалу отказать было трудно.

И вот на тебе! Перед самым-то Новым годом устроил своим хозяевам «сюрприз». Утром Анна Ивановна, увидевшая, как Рыцарь выходит из спальни её брата, сначала аккуратненько прикрыла дверь в его комнату, а затем прошла на кухню с мыслью накормить кота. Она обратила внимание на то, что шёл Рыцарь, словно пошатываясь, но «списала» такое поведение животного на то, что он ещё не окончательно проснулся. Затем её планы немного поменялись, и она решила сначала умыться и привести себя в порядок, полагая, что кот может немного и обождать.

Проведя в ванной минут двадцать и выйдя оттуда чистая и посвежевшая, она даже не сообразила, что к чему, когда увидела забравшегося под стол Рыцаря, который лежал, как ей показалось, в какой-то неестественной позе. Когда же она начала выманивать его, он даже не отреагировал на звук её голоса. Удивлённая до невозможности, Анна Ивановна нагнулась под стол, пытаясь повернуть кота к себе, и только тут увидела неестественный остекленевший взгляд.

Она резко отпрянула в сторону, воскликнув при этом: «Боже мой! Рыцарь!»

Но кот так и остался лежать под столом, обмякший и тяжёлый, как мешок…

* * *

— Кардиограмма у Вас очень даже неважная, — проговорил доктор, внимательно глядя на своего немолодого уже пациента, — сердце работает с перебоями. А главное, — он продолжал внимательно изучать узкую розовую ленточку, — такое ощущение, что у Вас микроинфаркты случились, причём совсем недавно. С другой стороны, — он как бы продолжал вести беседу с самим собой, — вроде не похоже. Просто предынфарктное состояние было.

— Не болело у Вас сердце на днях, не беспокоило? — чуть громче проговорил он, нагибаясь к уху Артёма Ивановича, хорошо зная, что пенсионеры частенько бывают «туговаты на ухо».

Но Артём Иванович обошёлся на этот раз общими фразами, дескать, «он уже не мальчик, а в его возрасте порой и не разберёшь, что и где болит».

Сдавшись на уговоры врача, который, судя по всему, действительно нашёл у своего пациента отклонения в работе сердечной мышцы, мужчина пролежал в больнице положенное время.

Выписавшись домой, Артём Иванович, сопровождаемый сестрой, вылез из такси и остановился у двери подъезда. Ему всё казалось, что квартира после того, как не стало у него больше Рыцаря, потускнела, помрачнела и совсем не ждёт его обратно.

В том, что в ту ночь творилось с ним, он не обмолвился никому. Но упорно считал, что кот, неизвестно каким образом, спас его от неминуемой смерти. Как это случилось — Артём Иванович и сам не понимал. Просто чувствовал своим подлеченным сердцем, что кот как бы «забрал» на себя в ту ночь всю его страшную сердечную боль. Однако человеческой ноши, которую он добровольно взвалил на себя, Рыцарь, видимо, выдержать не смог…

Постояв ещё немного, Артём Иванович зашёл в подъезд и вызвал лифт. Доехал до шестого этажа, увидел, что наружная дверь в их тамбур открыта (видно, Аннушка позаботилась), и толкнул дверь в квартиру.

И обомлел, когда перешагнул через порог.

Сестра встретила его, держа на руках чёрного кота с белой грудкой.

— Это… это… что же такое? Никак наш Рыцарь? — ошалело уставился на неё Артём Иванович.

— Шутник! — назвала его привычным словом сестра.

И, вздохнув, добавила:

— В подъезде около мусоропровода подобрала. Отмыла, как следует, пока ты в больнице лежал. И даже прививку в ветлечебнице сделала. Теперь вот у нас живёт, — она прижала кота к себе, и он тотчас же замурлыкал.

— А ласковый какой! — продолжала сестра. — Чуть дотронешься — сразу песни петь начинает. Вот, послушай!

Но тут и слушать было особенно нечего, поскольку кот, словно в доказательство её слов, уже не мурлыкал, а урчал на плече женщины.

— Но главное, — понизив голос, закончила Анна Ивановна, — стоит мне сесть или лечь — он ко мне сразу на коленки прыгает и лежит на них, представляешь? И не уходит, в особенности тогда, когда они у меня ноют.

— Ну, и как? Помогают тебе кошачьи сеансы? — спросил сестру, разуваясь, Артём Иванович и протянул руки, чтобы взять кота к себе.

— Помогают, — уверенно ответила та. — Во всяком случае, я уже и забыла, когда последний раз уколы делала. Мазь да кот — вот и все лекарства, — рассмеялась она, видя, как чёрный найдёныш удобно расположился на руках брата.

— Кличешь-то всё по старинке, поди, Рыцарем? — поглаживая нового жильца, спросил Артём Иванович.

— Нет, — покачала головой Анна Ивановна, — хочешь смейся, а хочешь нет. Знахарем я зову его. Он ведь и вправду словно чует, когда я болеть начинаю. Верить или нет — дело твоё, а что-то в нём есть. Суставы-то коленные не обманут! — веско закончила она и пошла на кухню заваривать чай.

Чёрный Знахарь, уютно расположившийся на руках хозяина, мурлыкнул, и Артёму Ивановичу показалось, что кот заговорщически ему подмигнул.



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *