Как Mortal Kombat 11 позволяет расправиться с кризисом среднего возраста

Как Mortal Kombat 11 позволяет расправиться с кризисом среднего возраста

Как Mortal Kombat 11 позволяет расправиться с кризисом среднего возраста

Новый Mortal Kombat — это лучшая игра весны, которая отлично знает, за что ее любят и за что боятся (за то, что к одиннадцатой части концепция может обветшать). Так вот — любить ее есть за что, а вот бояться совершенно нечего.

1991 год. В кинотеатрах собирает рекордные деньги «Терминатор 2», в кассетниках рубит Nevermind. Группа американских программистов и аниматоров на коленке создает игру про мистические поединки кунг-фу на загадочном отдаленном острове. Игра называется Mortal Kombat (именно так, с намеренной фирменной опечаткой), и разрабатывают ее с единственной целью: отбить хотя бы часть рынка игровых автоматов у безоговорочного лидера отрасли — японской Street Fighter II. Сражаться за место в салонах видеоигр MK предстояло с помощью двух основных достоинств: участия в игре Жан-Клода Ван Дамма и новаторской техники анимации — бойцов оцифровывали поверх видео, чтобы добиться небывалой по тем временам плавности и естественности движений.

Как обычно бывает в таких случаях, судьба внесла свои коррективы. Ван Дамм от роли в видеоигре высокомерно отказался в пользу участия в величайшем фильме эпохи VHS-видеопроката (речь об «Универсальном солдате»). Его персонажа, заносчивого голливудского ловеласа, в игре оставили, но переименовали в Джонни Кейджа.

А обещанная фишка с анимацией оказалась слишком передовой для допотопного железа внутри игровых автоматов. Из-за этого нескольких персонажей пришлось создавать самым неожиданным способом — перекрашивая пиксели на старых. Так и повелось: желтого ниндзя назвали Скорпион, синего — Саб-Зиро.

Как Mortal Kombat 11 позволяет расправиться с кризисом среднего возраста

Но главной отличительной чертой игры стало не это. Как-то раз глава студии решил, что проигравшего игрока было бы круто как-то эффектно добивать. Так родились фаталити: невероятные в своей жестокости убийственные приемы, которые игроки могли выполнять только в конце боя. Mortal Kombat и без этого уже была гротескно жестокой (каждый удар и так выбрасывал на ринг чуть ли не литр витруальной крови), а тут явно пересекла двойную сплошную общественного вкуса: в конце боя соперники отрывали противникам головы, выдергивали позвоночники и сжигали заживо.

В первые же недели после выхода игры по всем Штатам как грибы после дождя (в данном случае, кровавого) повыскакивали родительские комитеты с названиями вроде «Матери Америки против Mortal Kombat». В итоге фаталити с отрываниями голов в игре про кунг-фу привело разработчиков на специально собранное слушание в конгрессе. Именно там после многочасовых обсуждений на свет в итоге родилась существующая по сей день система возрастных рейтингов для видеоигр.

Годы шли, у игры менялись порядковые номера, и палитра бойцов в разноцветных кимоно с каждой частью стремительно увеличивалась. Драться один за другим выходили ниндзя зеленые, серые, красные, пурпурные, черные и даже хамелеоном меняющие цвет по желанию. На сегодняшний день, почти тридцать лет спустя, каждый из них — зарегистрированный товарный знак уважаемой компании Warner Bros. (наравне, скажем, с Суперменом и Гарри Поттером) с обязательной линейкой лицензированного мерчендайза и тщательно прописанной биографией.

Как Mortal Kombat 11 позволяет расправиться с кризисом среднего возраста

Одиннадцатая часть Mortal Kombat (на полках магазинов и в продаже онлайн с 24 апреля 2019 года) не прячет цифру в названии, а, наоборот, помещает ее строго в геометрический центр обложки. Такой наглостью могут похвастаться еще одна-две игровые серии в мире; остальные предпочитают прятать числительные под дурацкими подзаголовками — маркетинговые исследования утверждают, что числа больше трех в названии вредят продажам и условный Mortal Kombat: Redemption купят больше, чем Mortal Kombat 11. Но создателям, как и в 1991-м, кажется, по‑прежнему наплевать.

Кровавые фаталити, прошедшие несколько поколений графических технологий от игровых автоматов до гигантских 4К-телевизоров, смотрятся как высокобюджетный фильм ужасов от Гильермо Дель Торо пополам с лучшими (худшими?) сценами киносериала «Пила». Современные приставки оказались в состоянии достоверно сымитировать физику вылетающих из черепа глазных яблок, разрывающихся грудных клеток и разлетающихся по арене внутренних органов.

За десять частей разработчикам удалость довольно далеко уйти от разноцветных ниндзя и ограничений игрового железа. В одиннадцатой части на арене, помимо привычных Скорпиона, Саб-Зиро, Сони Блейд и Джонни Кейджа, сражаются совсем уже безумные существа: среди новичков — полубог Герас, способный перематывать время во время боя, и четырехрукий мутант по имени Коллектор, про которого, вероятно, сочинят много черных шуток в русском интернете.

Как Mortal Kombat 11 позволяет расправиться с кризисом среднего возраста

Новый Mortal Kombat, несмотря ни на какие цифры, прекрасно работает в качестве отличной игры для вечеринки, когда захмелевшая компания усаживается перед телевизором и начинает под хохот и гомон перебирать персонажей и приемы. Помимо этого в игре есть сюжетный режим для тех, кто предпочитает играть один. Там бои объединены сценарием, похожим на сериал из дневного телеэфира канала ТВ3, где в странный фьюжен кемпа и треша замешаны древние божества, двойники из параллельных вселенных и управление временем.

Каждого персонажа в одиннадцатой части можно разобрать на части и собрать заново, создав героя своей мечты. Настроить или поменять можно каждый элемент внешности (штаны, куртки, кимоно, маски), персональное оружие, некоторые специальные приемы, видеозаставки при выходе на арену и при победе. Косметических элементов для каждого персонажа в игре десятки: чтобы найти редкую маску для Саб-Зиро или костюм для Сони Блейд, нужно провести за игрой не один десяток часов или просто купить внутриигровые «кристаллы» за настоящие деньги. За них также позволяют выполнять фаталити одной кнопкой, пропустив сложные комбинации, — за ваши деньги Mortal Kombat готов устроить вам любое шоу. Если у капитализма и есть суровый оскал, то это оскал мутанта Бараки — зубастого чудовища с растущими из локтей шипами.

Предыдущая, десятая часть Mortal Kombat вышла четыре года назад и в духе эпохи называлась Mortal Kombat X. Там под видом новых героев в игру вводились дети классических персонажей: Лю Канга, Сони Блейд, Джекса и Джонни Кейджа. Вряд ли это решение было принято из-за кризиса идей, скорее из-за нехитрой математики: если вы своими глазами видели первые игры серии, то сейчас, наверное, не понаслышке знаете о пеленках, детских поликлиниках, садиках, родительских собраниях и иногда возникающем желании оторвать своему ребенку голову, которое Mortal Kombat X охотно реализовывало без необходимости отвечать за содеянное по строгости Уголовного кодекса.

В этой части те же старые герои вместе с детьми встречают собственных двойников из параллельных миров, которые прожили другие жизни и в результате превратились в очень неприятных и довольно жестоких людей. То есть да, надо подчеркнуть прецедент: Mortal Kombat 11 позволяет в прямом смысле набить морду кризису среднего возраста.

Самой жестокой, скандальной и кровавой серии игр в этом году исполняется 27 лет. Неизвестно, попросится ли когда-нибудь Ван Дамм обратно, но одно понятно точно: люди все время будут хотеть есть, пить, обставлять квартиры и вырывать друг другу позвоночники. По крайней мере, на экране.

Материал был впервые опубликован на сайте Esquire.ru.



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *