Как Мартен ван Клеве изобразил обряд «Благословение супружеского ложа»?

…замычат спросонок советские служащие,
падая с высоких девичьих кроваток.
И. Ильф, Е. Петров «Золотой теленок»

Нашему современнику совершенно невозможно представить высокую девичью кроватку. Когда читаешь строки эпиграфа, кажется, что это какой-то образ «для красного словца», родившийся в головах писателей. Оказывается, высокие кроватки существовали, и очень может быть, что спросонок с них кто-то падал, и не только советские служащие.

Мартен ван Клеве, «Благословение супружеского ложа»

Почти документальное подтверждение этому — картина «Благословение супружеского ложа» Мартина ван Клеве, фламандского художника (1527−1581). Этот художник известен своими пейзажами и жанровыми картинами со сценами из жизни крестьян, очень сходными с произведениями Питера Брейгеля Старшего.

Мартен родился в семье художника Виллема ван Клеве Старшего, который был зарегистрирован в 1518 году в антверпенской гильдии св. Луки, два его брата тоже были художниками. В 1551 году в возрасте 24 лет Мартен становится, как и его отец, мастером гильдии св. Луки в Антверпене. В течение десяти лет (1560−1570) он плодотворно работает в своей студии, сотрудничает с видными пейзажистами того времени.

Что нам показал художник? Свадьбы были, можно сказать, излюбленным сюжетом картин того времени. Но по каким-то причинам от внимания мастеров кисти ускользнул этот момент — благословение супружеского ложа. Мартен ван Клеве, судя по всему, знал об этом свадебном обряде не понаслышке.

Мартен ван Клеве, «Благословение супружеского ложа», 68×94 см, частное собрание

Свадебное пиршество завершается, в проеме двери смутно просматриваются фигуры (похоже, что гости сидят за столом). Дело к ночи — в раскрытую дверь видно закатное небо.

Справа — само ложе под красным одеялом. Над ним — нечто вроде балдахина из досок. На заднем плане — шкаф с декоративными тарелками. На входе в комнату — развеселый мужичок, пьющий из немаленького кувшина (надо полагать, молодой муж).

Священник с кропилом, фрагмент картины

Прямо перед зрителем — небольшая толпа: священник с кропилом, которым он разбрызгивает над кроватью святую воду, левее — его помощник (похоже, что он расправляет одеяло). Три женщины в белых головных уборах чуть ли не силой тащат к кровати полупьяную молодуху (она сопротивляется, может быть, еще и потому, что ей не дают допить то, что есть в ее кувшине). В красном колпаке, надо думать, ее отец. Она как бы обращается к нему за помощью, а он как бы подталкивает ее в сторону кровати.

Молодая жена, фрагмент картины

Что будет дальше? Доведут свежеиспеченную жену до благословенного ложа, разденут и затолкают в кровать. А тут и молодой муж на подходе. Счастливое завершение брачного пира!

Молодой муж, фрагмент картины

И вместе со святой водой на молодую пару сойдет благословение небес, и они приступят к выполнению одной из священных заповедей: «Плодитесь и размножайтесь!»

Почему кровати делались такими высокими? Чем ближе ложе к потолку, тем теплее. И еще одно достоинство высокой кровати: под ней можно устроить нечто вроде комода, небольшой склад имущества.

Но были и недостатки. Влезать на такую кровать надо было с использованием какого-то подмостья, табуреточки. Кроме того, при падении можно было получить травму, несовместимую с жизнью.

С течением времени соображения удобства взяли верх: когда нужно спешно покинуть ложе, намного безопаснее, чтобы оно не было таким высоким.



Сохрани статью себе в соцсеть!




Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *