Куда пропали молодожены?

Как много написано о любви! А как много сказано… А еще больше не написано и не сказано. Бесконечная тема, продолжающаяся куда-то в глубины Вселенной, овеянная горными ветрами и освещенная звездами. И в то же время крошечная, как песчинка, застрявшая в ботинке и так же натирающая кровавые мозоли.

Куда пропали молодожены?

Каждый знает, сколько неприятностей может принести одна малюсенькая песчинка, которую даже и разглядеть-то не всегда можно.

Любовь неизменна. Она была всегда, и всегда была одной и той же. Юные динозавры объяснялись в любви так же, как и современная молодежь, а мамонты средних лет предпочитали партнерш попушистее и поупитаннее. Но в последнее время наметились тенденции, означающие, что и любовь не может быть константой, на которой стоит мир.

Скажите, куда пропали счастливые молодожены? Ну, или несчастные, неважно. Главное — где они? Почему их с каждым днем становится все меньше? И если раньше любовь так или иначе заканчивалась счастливым либо несчастным браком, да еще и рождением ребенка, то теперь все иначе. Уже нет речи не только о детях, но и о браке тоже. Любовь модифицируется. Она все еще овеяна горными ветрами, и Луна поет влюбленным свои песни, а звезды работают на подтанцовке. Но что-то меняется…

На днях я наблюдала за кошкой, сидящей на подоконнике в обычном деревенском доме, и у меня открылись глаза. Я поняла многое о любви и переменах в ней, я почувствовала, куда теперь дуют горные ветры, и поняла, почему подмигивание звезд стало ехидным, а лунный свет поблек. Я поняла, куда пропали счастливые молодожены. И несчастные, разумеется, тоже.

Кошка была городской и породистой, настоящий эталон кошачьей красоты и изящества. Она никогда не ступала лапкой за пределы квартиры, а в деревню ее привезли в специальной переноске, снабженной подушечкой и окошечком — чтобы ей не было скучно ехать. И привезли ее вовсе не в качестве мышеловки, а как компаньонку хозяйки, которая собиралась немного поправить здоровье на сельском воздухе. Кошка в поправке здоровья не нуждалась, но пришлось ехать. Единственное, что примирило ее с переездом, это совершенно городские удобства дома, ну, а на улицу она выходить не собиралась. Была бы охота лапки пачкать!

Она сидела на подоконнике и рассматривала окружающий пейзаж с выражением ценителя живописи, случайно попавшего на выставку детских рисунков. Скучающее выражение мордочки подчеркивало ее городское изящество, столь не сочетающееся с простотой окружения. Кошка элегантно подняла заднюю лапку и начала рассматривать коготки. Надо сказать, что маникюр она считала делом важным и необходимым и занималась им каждый день с увлеченностью фанатика.

Какое-то движение за окном привлекло ее внимание, и она замерла с высоко поднятой задней лапкой, уставившись за окно золотистым взглядом.

Окружающий пейзаж изменился — в нем появился кот. Огромный, пушистый и черный, с белым галстуком и в белых носочках. Еще один привлекательный мазок белизны — кисточка на пышном хвосте. Настоящий граф Монте-Кристо, явившийся на бал прямо из тюремной камеры. Он явно не был бродячим — уж очень упитан и ухожен.

В деревне коты обычно не сидят по домам, а гуляют, где им хочется, возвращаясь домой лишь поесть и поспать. Они ловят мышей и кротов, поют во все горло кошачьи песни, вступают в бой за право пройти по улице или ради внимания противоположного пола. Их жизнь проста и понятна, они действуют, а не рассуждают. Никаких мечтаний и вздохов при Луне.

Некоторых котов считают своими сразу в нескольких домах, так как они кормятся, ночуют и приносят нескольким хозяевам мышей в качестве дара. Они привязываются не к людям, а к домам, и кажутся довольно толстокожими, так как стараются не показывать своих чувств.

Но вот местный красавец увидел чудо: в обрамлении оконной рамы — дивная кошка, столь непохожая на привычных Мурок и Мусек. И он замер, пораженный в самую глубину кошачьего сердца изысканностью и совершенством горожанки.

Кошка аккуратно уселась на подоконнике, плотно обернула лапки хвостом и уставилась на кота. Его прямо заливало золотом ее глаз, и он сидел недвижимо, глядя на нее. Неизвестно, о чем они договорились, но где-то через полчаса кот поднялся и ушел, а кошка спрыгнула с подоконника с таким видом, словно ничего и не произошло.

С тех пор свидания стали ежедневными. Кот приходил всегда в одно и то же время, усаживался под одним и тем же окном, а красавица уже дожидалась его, сидя на подоконнике. Они смотрели друг на друга полчаса-час, а затем он уходил. Программа была неизменной. Неизвестно, чего ожидал кот. У него не было даже такой надежды, как у человека — его возлюбленная не могла устроить стриптиз на подоконнике.

То, что кот ни разу не попытался проникнуть в дом, совершенно понятно: наученный опытом всей своей жизни, он понимал бессмысленность и бесплодность таких попыток. Но кошка ни разу не пожелала выйти из дома. Она лишь сидела на подоконнике в условленное время и смотрела на кота. И только. Ей этого было вполне достаточно. Ее мечтательная городская натура питалась иллюзиями с тем же успехом, как Питер Пэн ел воображаемую яичницу с беконом, ухитряясь не худеть на такой диете.

Однажды под окно явился рыжий кот, явно тоже намеревавшийся полюбоваться городской кошкой. И на глазах у рафинированной красотки произошла безобразная кошачья драка, с дикими криками, летящими клочьями шерсти и прочими атрибутами настоящего брутального сражения.

Кошка, как это ни странно, не проявила ни малейших признаков шока. Она равнодушно смотрела на драку, будто подобное зрелище было для нее привычным и даже несколько поднадоевшим. Она даже лениво зевнула. Когда же драка закончилась — естественно, победой черного кавалера! — кошка потянулась, выгнула спинку и медленно провела коготками передних лапок по стеклу. Раздался премерзкий звук, но он вдохновил кота, и в этот день свидание продолжалось целых два часа.

Но время шло, а ничего не менялось. Кошка все так же сидела на подоконнике, а кот — под окном, любуясь ею. И однажды, когда уже глубокая осень задождила серыми облаками, кот не пришел. Она ждала его лишних пятнадцать минут — настоящий подвиг с ее стороны, но он не пришел. Еще два дня кошка приходила на подоконник, но бесполезно — черный кот исчез, лишь осенний дождь стучал в стекло, да мотались под ветром облысевшие ветви сливы.

Больше кошка не умывалась на подоконнике.

Ну, а что же кот? Похоже, что он в конце концов осознал, что так и придется питаться мечтами. Но мечты, хоть и хорошее дело, могут и набить оскомину. Особенно когда ясно, что им никогда не сбыться.

И он не один, такой кот. Много, много котов приходит под окна смотреть на очаровательных кошек, которые умываются на подоконниках. Они любуются красавицами, изысканными и элегантными. Ну, а потом вынуждены уходить к обычным Муркам и Муськам. Которые, хоть и не так изящны, но всегда рядом, а не за стеклом, да к тому же знают правила игры: будь послушной и не задерживай мужчину надолго — у него есть свои важные дела.

Все правильно. Но вот как можно жениться на Мурке, если уже мечтал о чем-то возвышенном? Мечта, даже набившая оскомину, требует хотя бы какой-то верности.

…Так куда же пропали счастливые и даже несчастные молодожены? Они просто не могут составить пару. Те, кто им нужен, находятся за стеклом и вовсе не собираются выходить на улицу — ведь там можно испачкать лапки, а то и набраться блох. А те, кто уже на улице, не привлекают — у них и блохи, и грязные лапки.

И все печальнее становятся истории о любви…



Сохрани статью себе в соцсеть!





Комментарии ( 0 )
    Оставить комментарий

    Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *